You are here
Home > Интервью > Александр Машанов: “Лолита” – это о любви.

Александр Машанов: “Лолита” – это о любви.

1 и 2 июня на сцене дома-музея Шаляпина состоится показ спектакля «Ло-ли-та» (режиссёр Елена Павлова). По этому случаю мы пообщались с Александром Машановым, исполняющем роль Гумберта.

Почему «Лолита»?

Этот замысел у меня зрел лет десять, а, может, и больше. Я даже несколько раз начинал репетировать с разными Лолитами. Но каждый раз не складывалось – то они замуж выходили, то уезжали в Москву. И сейчас наконец-то все удачно сложилось. Спектакли ведь вещь непростая – всё сложиться должно. Можно вложить много сил, а результат может быть непредсказуемый. В этот раз всё получается.

«Лолита» — ваше любимое произведение?

Из Набокова, наверное, да.

Почему?

Видишь ли – эта тема мне близка. У любви всегда есть препятствия – возраст, деньги, болезни, разлуки, всё что угодно. Понимаешь о чём я? Роман «Лолита» — это о любви, и только очень недалёкие ограниченные люди видят в нём какие-то извращения и сексуальные девиации. На самом деле это большая настоящая любовь. Эта тема близка каждому чувствующему человеку.

А фильм Лайна смотрели?

Мне кажется, Джереми Айронс не очень-то Гумберт, слишком рафинированный. В книге описано, что у него тяжёлая челюсть и т.д.

Владимир Набоков заслуживал Нобелевской премии?

Конечно. Он заслужил её безусловно. Набоков – один из величайших писателей двадцатого века в мировой литературе. Одной «Лолитой» он не ограничивается – у него много прекрасных произведений, таких как «Приглашение на казнь». Но по большому счёту и одной «Лолиты» было бы достаточно.

Большой ли потерей для русской культуры стало то, что Алексею Балабанову не удалось экранизировать «Камеру обскура»?

Скажу честно, к Балабанову я отношусь настороженно, и все эти восторги не очень разделяю. Все его «братья» смотрелись в то время. По-моему его творчество довольно сильно переоценено.

«Лолита» «по отдалённым мотивам» – это как?

Там остались только основные сюжетные линии. Мы исходим из того, что нам близко и понятно, поэтому это действительно отдаленные мотивы, а не буквальная экранизация.

Как возникла идея перфоманса «Офелия, которая утонула» (в рамках Ночи Музеев, прим. Около)?

Мы несколько месяцев хотели сделать спектакль по «Гамлету», но сместить акценты, чтобы главным героем была Офелия. В Музее Шаляпина был пробный материал, так как всё довольно спонтанно получилось. Мы заказали одному известному современному драматургу Алексею Слюсарчуку пьесу. Пока мы пробуем материал, посмотрим что в результате получится. По нашей задумке, Офелия должна была всё время плавать в аквариуме. Аквариум притащили, но он оказался маловат для неё и треснул к тому же.

Публика готова к такой форме подачи материала?

Я не думаю, что мы открыли какую-то Америку. Мы, конечно, находимся под влиянием современного русского театра – в частности АХЕ, поэтому никаких откровений в нашей «Офелии» не было. К тому же мы были ограничены рамками двора. У нас была идея с огнём делать всякие штуки, но нам пожарные запретили.

В чём главная задача театра?

Театр должен отражать жизнь не такой, какая она есть, и не такой, какой она должна быть, а такой, какой она представляется нам в мечтах.

О чем, по вашему мнению, спектакль «Хорошо! Очень»? (премьера в Приюте комедианта, прим. Около)

Все спектакли по большому счёту о любви, и этот тоже. Спектакль довольно внятный и понятный, несмотря на некоторые яркие и, возможно, кажущиеся эпатажными приёмы.

Не адресован ли этот спектакль взрослой аудитории?

Нет. Я думаю, он должен быть понятен всем.

То есть молодёжь тоже всё понимает?

Наверняка. Я себя, конечно, к молодёжи уже не причисляю, но и к старшему поколению пока ещё не отношу. Думаю, рассказы Шукшина, представленные в спектакле, универсальны, и поданы ярко и мощно местами.

А вам Шукшин вообще нравится?

Нравится. Не могу сказать, что это мой любимый писатель, но у него есть своя тема, в которой он разбирается. И язык хороший.

А какие произведения можете выделить?

Все рассказы хороши. Ведь это не так-то просто, писать рассказы. По пальцам можно пересчитать людей, которые писали хорошие рассказы. О`Генри, Чехов, Шукшин.

Какой писатель у вас любимый?

Из ныне живущих – Саша Соколов, Владимир Сорокин. У меня обычный вкус обычного человека, без каких-то изысков.

24 мая был День рождения Иосифа Александровича. Нравится он вам?

Да, Иосиф Александрович хороший поэт. Говорю же, у меня обычный вкус. Покажите мне человека, которому не нравится Бродский. С годами всё больше понимаешь, насколько хороши его стихи. Рядом с ним по большому счёту никто не стоял.

А любимое стихотворение?

«Два часа в резервуаре».

Творчество Довлатова играет какую-то роль в вашей жизни?

Знаком я с его творчеством довольно давно, когда в 1992 или 1993 году вышло его полное собрание сочинений, и оно у меня было. И до этого я его знал. У нас в институте был дипломный спектакль по Довлатову. Так что какое-то место в моей жизни он занимает.

По какому произведению был спектакль?

По многим. «Заповеднику» и другим, это была компиляция. Там, кстати, был Довлатов и Бродский. Этот спектакль шёл на малой сцене Театра Ленсовета.

Расскажите о ваших музыкальных проектах.

27 мая мы в «Книгах и кофе», которые переживают очередное рождение, выступали с проектом «Я тебя тоже нет», созданным мной и Александром Лыгуном. У нас композиция, посвященная Вертинскому. Надя Некрасова, молодая актриса МДТ, читала воспоминания и прозу Вертинского, а мы пели его песни и романсы.

Как возник этот проект?

Мы с Александром Лыгуном давно знакомы. Когда я ещё работал у Могучего, он там был звукорежиссёром. Потом мы с ним играли в нескольких спектаклях. В нашем проекте мы исполняем песни о любви, несчастной преимущественно: это городской романс, Вертинский опять же не обойден вниманием. Это коммерческий «кафешантанный» проект, мы его играли в ресторанах – «Северянине», «Жан-Жаке». В общем лабали за бабло.

А второй проект?

У меня есть приятели, коллектив «Tonoptik», который исполняет электронную музыку на аналоговых синтезаторах. Я с ними участвую в творческих экспериментах. Например, они играли на синтезаторах, а я на виолончели. Это такая экспериментальная музыка на любителя, для души. Как-то раз я у них играл на электрической бритве, пылесосе. Мы с ними выступали в «Эрарте», «Тайге», а как дальше пойдёт – посмотрим. Также мы придумали совместный танцевальный проект – они делают музыку и видео, а мы с известной танцовщицей Ириной Лерман танцуем. То есть она танцует, а я просто хожу. Мы будем участвовать в фестивале современного танца Open Look (на новой сцене Александринского театра 29 июня – 9 июля, прим. Около). Мы в нем участвовали в позапрошлом году с визуально-танцевальным проектом.

Над чем сейчас работаете?

У меня есть один друг, художник со своеобразным хобби. Он собирает старые семейные архивы, которые выбрасывают на помойку. У него целая коллекция старых семейных фотографий, писем, документов, которые он нашёл буквально на помойке рядом с домом. Среди них есть и довольно большое количество фронтовых писем и фотографий. Несколько лет назад, ещё до всех ставших сейчас массовыми официальных шествий, он устроил на Невском такую акцию, распечатал эти фронтовые фотографии большим размером и устроил шествие. А на Марсовом поле читали письма с фронта. И вот мы хотим на основе этих писем, чудом спасённых из помойки, сделать такой документальный спектакль.

А вам какая музыка нравится?

Очень разная, что понятно по моей стене вконтакте. Моя любимая группа – Can. А так могу слушать любую хорошую музыку, начиная от классики и заканчивая нойзом. Мне не нравится современная российская попсня и вообще поп-музыка. Её можно слушать только в качестве издевки или жёсткого злого прикола.

А Летов?

Когда мне было 18 лет, Летов мне нравился. Он хороший исполнитель, но сейчас, в эпоху победившего постмодернизма, слегка устарел.

Вы являетесь адептом культа “Твин Пикс”?

Я не являюсь адептом никакого культа. “Твин Пикс” мне нравится, я смотрел предыдущие сезоны и “Огонь, иди со мной”. Новый сезон пока не смотрел. Я очень жду выхода новых серий “Настоящего детектива” или “Игры престолов”. Не то чтобы дни считаю, но всё-таки.

Расскажите как возник проект “Открытые чтения”.

Он возник года четыре или пять назад, когда была некрасивая история с музеем Набокова – когда идиоты разбили им стёкла и оставили оскорбительные надписи, а другие идиоты писали письма против спектакля “Лолита” Леонида Мозгового. Тогда мы как представители культурного сообщества решили свою позицию в этом вопросе обозначить, и сделали чтения Набокова в Доме актёра. Нам это понравилось, и мы так и продолжаем читать всевозможные произведения. В последний раз (11 мая в Social Club, прим. Около) мы читали “Москва – Петушки” в день памяти Ерофеева (весело и пьяно было, прим. Около). У нас самый разнообразный спектр авторов, начиная от Толстого и Салтыкова-Щедрина и заканчивая Уэльбеком, Сорокиным. Мы читаем то, что нравится нам. Это абсолютно некоммерческие мероприятия, никаких денег там нет. Помещения нам предоставляют бесплатно и вход всегда бесплатный. Мы делаем это, потому что можем.

Беседовала Алла Игнатенко

Фотографии из открытого доступа

comments powered by HyperComments