Вы здесь
Главная > Театр > Некукольные страсти

Некукольные страсти

21 марта кукловоды нашей страны отметили свой профессиональный праздник – Международный день кукольника. Волк и заяц, тигры в клетке совсем не обязательно должны быть героями утренников. На сцене Большого театра кукол вот уже который год играют спектакли для взрослых зрителей. В честь праздника БТК показал «Книгу Иова», одну из самых сложных и значительных постановок своего репертуара.

Спектакль длится чуть больше часа. Певучие голоса, необычная угловатость сцены, хруст хлебных буханок с первых минут приковывают внимание, да так, что забываешь даже моргать. Постановка «Книга Иова» — финальная часть ветхозаветной трилогии Руслана Кудашова. Совсем недетскую историю праведника Иова на сцене рассказывают не только люди, но и куклы. Человечки разных размеров и мастей олицетворяют нас самих, а кукловоды – управляющие людьми силы.

В основу постановки лег известный библейский сюжет. Герои дословно повторяют текст Священного писания. Историю жизни Иова рассказывают Вера (Алена Первухина), Надежда (Виктория Слуцкая) и Любовь (Василиса Ручимская), воплощения трех христианских добродетелей. Их триединству противопоставлен аСтана, также выраженный в трех образах. Господь разрешает Сатане испытать самого преданного и богобоязненного человека на земле – Иова (Максим Гудков). Разламывая круглые буханки хлеба, вестники описывают смерть овец и верблюдов, крушение дома, гибель семерых сыновей и трех дочерей Иова. В открытые люки падают тела детей праведника. Сам он остается нищим на поругание общества, но не отступает от веры. Тогда Сатана придумывает новое искушение для героя, чтобы Иов отрекся от Бога, и тело его поражает проказа. Кожу мученика обмазывают темной глиной, злые силы клювами чумных масок заклевывают его. Изнеможенный, погибающий человек проклинает день своего рождения, он желает получить ответ от Господа – за что ему достались эти испытания. Трое друзей приходят на помощь Иову. Елифаз (Анатолий Гущин), Вилдад (Михаил Ложкин) и Софар (Мария Батрасова) – деревянные куклы, управляемые искусителем. Они напоминают Иову, что Бог послал ему несчастья в наказание за грехи. «Похули Бога и умри» — отрекаясь, произносит жена мученика. Но он остается праведным.

Действие разворачивается в неизвестном пространстве. Сцена напоминает горку, деревянная конструкция поднимается так, что Иов почти соскальзывает с нее. Вера, Надежда и Любовь возвышаются над персонажами, вскоре их место занимает Сатана. Декорации не меняются, основной конфликт происходит в душе героя, и проявляется в его воззваниях к Господу и спорах с друзьями. Небесные силы выражает световая проекция. Голубые, желтые и красные лучи проходят через весь зал, подсвечивают белые одежды. Зрелище мерцающих в темноте знаков и фигур, голос Бога, повествующего о тайнах творения, завораживают.

Спорная тема передается образно — зловещий облик Сатаны, примеряющего на себя чумную маску, окровавленный разворот книги как символ отречения от Бога. Испытания меняют Иова: из богобоязненного семьянина он превращается в нищего мученика, желающего рассказать Господу о своих страданиях и получить ответ. Смерть детей, осуждение жены и друзей, тяжелая болезнь доводят его почти до безумия, но не до безверия. Божью тайну невозможно постичь, только смирение и вера должны лежать в основе отношения человека к Богу. Иов осознает это и раскаивается в своем нетерпении, за что получает вдвое больше, чем у него было.

История, рассказанная актерами, заставляет размышлять о многом. Почему Бог позволил страдать самому праведному из людей? Судьба Иова — утешение для тех, кто потерял что-то в жизни? Урок смирения? Что даст она человеку, далекому от веры? Умение не отчаиваться и не терять совести, когда в жизнь приходит горе? – на эти вопросы не находят ответа даже артисты, занятые в спектакле.

«Книга Иова», несмотря на сложность темы, не оставляет тяжелого впечатления. Яркие образы, световые рисунки, театр кукол ни на секунду не позволяют заскучать. И пусть постановка вряд ли станет ответом на ваши вопросы, она точно вдохновит на размышления.

После спектакля желающие могли отправиться на экскурсию по закулисью БТК. Актеры театра Татьяна Баркова, Иван Солнцев и Сергей Беспалов ответили на зрительские вопросы.

Какая история у здания Большого театра кукол?

До революции здесь была галерея современного искусства. Через стеклянный потолок зала можно было увидеть голубое небо. На первых этажах располагались книжные лавки. Это был доходный дом Александра Евгеньевича Бурцева. Раньше улица, на которой стоит здание, называлась Бассейная, здесь находились купальни, поэтому человек рассеянный с улицы Бассейной – это как раз про нас. В 1917 году купца раскулачили. А в этом доме появилось множество разных обществ – литовское, еврейское, латышское. Для того, чтобы проводить партсобрания, нужна была сцена – и на месте выставочного зала появилась настоящая аудитория с трибуной.

Кому принадлежала идея создания кукольного театра?

Наш театр зародился 86 лет назад, в 1931 году, в школе на Литейном проспекте. В то время открывалось много кукольных театров, государство выделяло деньги на их создание. Простая форма кукольного театра была удобна для проведения агиток. С ней можно прийти в школу или на завод. Тогда же пять энтузиастов, трое актеров, художник и композитор, положили начало нашему театру, они создавали простые петрушечные представления. Развитие театр получил с появлением первого художественного руководителя – Савелия Шапиро.

Почему вы называетесь Большим театром кукол? Ведь зал не отличается объемом?

Наш театр назвали Большим при Михаиле Михайловиче Королеве. Размер у нас и правда не очень значительный, в зале 320 мест. Все дело в том, что при Королеве здесь появились первые спектакли для взрослых. В это же время кукольный театр стал активно развиваться, Михаил Михайлович основал кафедру театра кукол, вторую в мире, первая открылась в Чехии. Начали появляться кукольные фестивали.

Какой самый старый спектакль в БТК?

В театре до сих пор идут спектакли Виктора Сударушкина — «Слоненок», «Поросенок Чок» и «Сказка про Емелю», им больше 40 лет. А «Слоненку» недавно отмечали пятидесятилетний юбилей. В этой постановке сменилось уже четыре поколения актеров. Он сохранился благодаря случайности. Взрослые кукольники уезжали на гастроли в Африку. И записали фонограмму своих голосов, для того чтобы во время их командировки спектакль могли исполнять студенты.

Сцена выглядит как горка. Как актеры не скатываются с нее?

Сцена у нас поднимается и опускается. Внутри нее компрессор, для того чтобы она двигалась беззвучно. Мы долго ломали голову, как закрепить актера на наклонной поверхности, в итоге остановились на двухстороннем скотче. Перед спектаклем мы приклеиваем его к сцене, и актеры не скатываются.

Как куклам удается так быстро перемещаться по сцене?

Для того чтобы герой мог неожиданно оказаться в другом конце ширмы, делаются куклы-дубли. Так, в спектакле «Слоненок» целых три слоненка. Внешне они одинаковые, но у каждого есть особенность — у одного длинный хобот, у другого хобот поднимается, дети любят сюрпризы.

В какую куклу легче вложить свой голос?

Безликого персонажа приходится додумывать. А вот с яркой куклой, такой как Емеля, артисту проще. Но каждый актер любит свою куклу, здесь не бывает страшненьких – они все для нас любимые. Иногда кукле нужен помощник, второй артист. Помощником быть непросто, он всегда где-то под ногами, мешает. Чтобы персонаж получился натуральным, люди должны работать как одно целое.

Как выглядели первые кукольные спектакли?

Самая старая и самая простая в управлении кукла – петрушка. Петрушка появился еще в средневековые времена. Артист обычно находился на площадях больших городов, у него была круглая ширма. В каждой стране есть свой петрушка. В Англии это Панч, у него имеется даже жена, Джуди. А у русского Петрушки есть только невеста.

Сколько стоит самая дорогая кукла?

Цена и время изготовления всегда разные. Самая дорогая кукла, пожалуй, марионетка. Сделать её огромное искусство. В России всего несколько людей владеют мастерством создания марионеток. Только к восьмидесятилетию наш театр смог позволить себе поставить марионеточный спектакль. Каждая такая кукла обошлась нам в полмиллиона.

Текст: Ольга Шкворова

Фотографии Ольги Шкворовой и из открытого доступа

comments powered by HyperComments