Вы здесь
Главная > Театр > Из февраля на бал

Из февраля на бал

Попасть из февраля в праздник оказывается, на удивление, просто, достаточно очутиться на спектакле «Кабаре для гурманов» в Театре музыкальной комедии. Блеск пайеток, стук каблуков и звуки скрипки мигом заставят вас расстаться с чернилами и перестать плакать. На сцену выйдем мы сами, наивные и корыстные, влюбленные и праздные, но по-зощенковски очаровательные и смешные.


Премьера постановки режиссера Гали Абайдулова состоялась 10 февраля и, судя по наполненности зала к концу второй части и гулким аплодисментам, понравилась зрителям.
Пеструю смесь акробатики, танца, вокала и инструментальной музыки критики обязательно разберут по косточкам, публика менее искушенная заметит в этом спектакле магию. Вот пожилая пара позади меня с аппетитом повторяет за артистами: «А что если рыжики порезать меленько как икорку…» — а вот и я сама, забываясь, лечу по Невскому под аккомпанемент уличных музыкантов. «Кабаре для гурманов» определенно заряжает, бодрит и помогает вспомнить: «жизнь пренеприятная штука, но сделать ее прекрасной очень нетрудно».


Сценарий Игоря Коняева — это своего рода попурри из произведений композиторов и писателей начала XX столетия. От «Кабаре» не стоит ожидать погружения в серебряный век и богемную жизнь, действительность выглядит на сцене значительно более прозаично, но от того не менее привлекательно. Сценарий не без риска сталкивает А.Чехова и В. Маяковского, М. Зощенко и А. Вертинского, а избитая некрасовская муза легким движением пера превращается в элегантную незнакомку А. Блока. В основе представления путешествие по ресторанам и закусочным Петербурга-Петрограда. И если в первой части спектакля еще просматривается единая сюжетная линия, то вторая часть демонстрирует советское время, а значит новых героев. Сквозной нитью через всю постановку проходит сожаление об ушедших годах, о ресторанах «Кюба» и «Медведь», о некогда полных шампанского бокалах и тощей советской осетрине. Певец печали Черный Пьеро (Игорь Шумаев), образ которого так удачно выбрал для себя А. Вертинский, то и дело появляется на сцене со своим «Прощальным ужином».


В первом отделении на кутеж по ресторанам дореволюционного Петербурга нас приглашают двое приятелей: балагур и транжира, роль которого исполнил Антон Олейников, и простоватый юноша, жертвенно согласившийся отправиться в алкогольное турне, в исполнении Ивана Корытова. Графинчик с водочкой, селедка с луком, икра с лимончиком, рыжики соленые – далеко не все притягательные образы, нарисованные актерами. Не обошелся такой вечер и без дам — неподражаемо элегантной сердцеедки и капризы (Елена Забродина) и очаровательной кокетки (Ольга Лозовая). В образе прихотливой возлюбленной, с особым пристрастием выбирающей блюдо в ресторане, с первых секунд я узнала себя. И действительно, если дело касается меню, то тут уж и брюссельская капуста вместо утки и разочарование вместо любви. Совсем не изменились с тех времен и характеры модниц: «Ему был лишь виден глазок голубой/ Пред нею был ворох большой…» — вытягивает Иван Корытов строчки дореволюционной песенки «Модель от Пакена», в то время как тоненькая Ольга Лозовая парит в воздухе, шелестя юбками.
«Послушай, дядя, это уже не смешно. Все вокруг поменялось!» — звучит со сцены голос советского гражданина, стало быть, теперь под прицелом наших героев столовые и пирожковые. Легкокрылые музы без труда перевоплощаются в нахрапистых эмансипированных барышень, и шоу приобретает совсем другие краски. Во втором отделении Иван Корытов уже не простак, а нагловатый пьяница, провозгласивший себя советским гражданином. Он же совместно Ольгой Лозовой предстает в образе заботливого хозяина и рассказывает зрителю, как сэкономить на угощении, чтобы гости не заподозрили вас в скупости. Особенно врезается в душу композиция «Жена Алкоголика». Елена Забродина появляется в амплуа многострадальной супруги, нетерпимой к алкогольным пристрастиям мужа. Торжественные нотки в песне о спасительном действии советского диспансера вызывают как минимум улыбку.


Меняются эпохи и персонажи, а декорации остаются прежними. Виды петербуржских вывесок с изящными фонариками при помощи бархатных занавесок и игры света становятся залом роскошного ресторана. Особой яркости актерам добавляют костюмы. Блестки и перья, пенные воланы и шали, фраки и жилеты – все это на совести художника-постановщика Ирины Долговой. Грамотно выбранный наряд в мгновение ока делает из миниатюрной красотки насмешливого мальчишку вора, а из сдержанного джентльмена хулигана и забулдыгу.
Ритм, динамика, невероятные перевоплощения создают атмосферу спектакля. «Кабаре для гурманов» — это фейерверк маленьких зарисовок, в которых как никогда проявляется способность актеров менять амплуа как перчатки. Блистательная Ольга Лозовая то неопытная и нежная кокетка, то наглый больной сифилисом уличный мальчишка. И крутит колесо, и вздымается вверх, и перепрыгивает через очарованного поклонника. Сцена на румынский романс «Я хочу, все хочу» в исполнении Елены Забродиной открывает нам трепетные чувства благородной дамы, которая с помощью пушистого хвоста накидки из енота передает силу своих переживаний. А вот та же Забродина вертит столы с криками: «Не трогай мою маму!»
Чего не хватает «Кабаре для гурманов» так это акцента. Стремительные, сверкающие номера проносятся почти незаметно, и хочется, чтобы праздник не заканчивался. Но на сцену вновь выходит Черный Пьеро с «Прощальным ужином».
Устали после трудовой недели, а совесть не позволяет отправиться в тур по ресторанам – «Кабаре для гурманов» выручит, продемонстрировав, как пили и веселились в начале XX века. Ироничные, абсурдные, но при этом совсем не злые зарисовки напомнят вам самих себя. Ведь все мы умираем от любви и мотаем друг другу нервы. Так почему бы не взглянуть на нашу пренеприятную жизнь с прекрасной стороны?

Текст: Ольга Шкворова

Фотографии предоставлены театром

 

comments powered by HyperComments