You are here
Home > Музыка > Juniper: в танце ноября

Juniper: в танце ноября

Петербургский бэнд Juniper (не путать с одноимённой ирландской группой) этим летом играл мало — музыканты занимались своим третьим студийным альбомом. Первый после долгого перерыва сольный концерт эйсид-джазового коллектива раскачал танцпол нового ресторана Social Club 19 ноября.

2cqd9izk7t8

Место модное, с уклоном в арт-пространство, ещё блистающее свежестью недавно открытого заведения, где все или почти все друг друга знают. Концерт вечерний, поздний. Зал насыщен парами алкоголя, глаза гостей блестят, юные скептики с кокетливыми ужимками занимают места возле тесной для пятерых музыкантов сцены. Переговариваются: «Не мой любимый жанр, конечно. Ну, ребятки, удивите меня». Публика поленивей устраивается на креслах в глубине.

Зрители готовятся к главному блюду вечера, не рассчитывая на катарсис, привычные к употреблению саксофона под что-нибудь покрепче.
Это уже общее место: сравнивать музыку с едой стремятся не только критики, но и некоторые исполнители. Закормленные эстеты скучают. Остаётся надеяться на чудо. К счастью, Juniper известны тем, что искусно смешивают сэмплы с горячим, полнокровным джазом, покоряя сердца звучанием острым, но плавным, безупречным ритмом и лаконичным, но прекрасным, как японская гравюра, рисунком композиций. Всё, что слышно и в записи, становится вызовом для самих авторов, ловушкой перфекционизма.

wpc6szi1sne

Поначалу звучат старые вещи, на которые радостными возгласами откликаются знатоки. Самых грувовых и быстрых композиций не будет: атмосфера концерта изначально заявлена как расслабляюще-комфортная. Это несколько обескураживает, да и сдержанное исполнение строго следует заданному рисунку, ни шага в импровизацию, ни ноты в сторону. Постепенно становится ясно, что жёсткое самоограничение наполнено смыслом: в границах выверенного процесса рождается новая свобода. И всё большей силой наполняется звучание трубы (Денис Ошеров) и саксофона (Кирилл Тимонин), расправляя пространство, придавая ему форму тугого паруса. И барабаны Николая Миронова, и контрабас Владимира Емельянова из незаметной опорной конструкции превращаются в самостоятельные системы, с той элементарной и прекрасной логикой искусства, что даётся трудом и прозрением. Гитара в руках Юрия Нестерова то отпускает энергию, то забирает на себя всю динамику происходящего, а в композициях с нового альбома врубает рок-н-ролл на таких оборотах, что в воздухе слышится раскалённый металл и экстатическая радость трансформации души.

xftjbm-af3m

Кто теперь вспомнит о кулинарии? Если современный джаз и в этой форме говорит на языке тела, как во времена Гессе, то говорит он о преодолении страха смерти, о танце и о любви. Как бы наивно это ни звучало, люди собираются вместе и играют музыку для других людей не для удовлетворения потребности в пище для ушей. Измерение ритмически организованного времени погружает нас во взаимодействие, делает свидетелями творческого акта.

Текст: Анна Рыбалка

Фотографии Кирилла Рогачева 

comments powered by HyperComments