You are here
Home > Кино > Фестиваль итало-швейцарского кино

Фестиваль итало-швейцарского кино

14-30 октября кинотеатр «Родина» показывал фильмы итало-швейцарского производства. Картины с необычной атмосферой на протяжении нескольких недель пугали, радовали и доводили до слез наших корреспондентов. XVI Неделю итальянского языка праздновали в тандеме со Швейцарией. Что из этого получилось? И какие фильмы обязательно нужно пересмотреть? Выясним прямо сейчас. 

Перед показом первой картины, программу кинофестиваля  представил атташе по культуре генерального консульства Италии в Санкт-Петербурге.

Мы хотели поблагодарить кинотеатр «Родина», который уже не первый раз принимает нас в гостях. Фильмы, которые вы увидите, не объединены общей темой, но каждый из них касается современной жизни. Вы спросите: откуда связь Италии и Швейцарии? Дело в том, что итальянский язык является одним из трех официальных языков в Швейцарии, поэтому, как италоязычная страна, она принимает участие в нашем празднике.

В свободном падении

Открыла кинопоказы драма швейцарского режиссера Никколо Кастелли «В свободном падении». Работа, снятая в 2012-м году, мало известна в России. Одну из главных ролей в ней исполнила непрофессиональная актриса — перспективная молодая горнолыжница Лара Гут.

В основе сюжета история трех молодых людей. Каждый из них не представляет свою жизнь без движения и любимого дела, но что ждет их впереди. Останутся ли герои собой? Справятся ли они с обстоятельствами? Смогут ли полюбить?

Страсть Джулло — скейтбординг. Душа компании и любимец девушек, он не представляет свою жизнь без ночных гонок и шумных вечеринок. Но что ожидает парня, когда тяжелая болезнь встанет преградой между ним и его мечтой. Джулло не готов примириться с обстоятельствами. Фотография, на которой герой в больничном халате прыгает на скейте, своего рода вызов смерти, насмешка над ней. Девушка по имени Кьяра — известная во всей Швейцарии лыжница. Высокие результаты на соревнованиях приносят ей не только радость победы, но и популярность, которая становится серьезной проблемой для спортсменки. Мать вынуждает Кьяру участвовать в интервью и сниматься в рекламных роликах. Сможет ли героиня забыть о любимом деле и стать медийной личностью? Получится ли у Кьяры научиться улыбаться по заказу? Совсем другой характер у Эдо, талантливого граффити-художника. Замкнутый и хмурый, он впервые встречает настоящую любовь. К чему приведет это чувство? Сумеет ли открыться одинокий и необщительный парень другому человеку? Ведь для него судьба тоже приготовила испытания.

Динамичная съемка передает стремление молодых людей к движению, великолепные виды горнолыжных склонов радуют глаз не менее, чем городские перспективы. Картина снята в темных тонах, но это не делает её мрачной. Энергия, заключенная в героях, и их необычные истории приковывают к экрану.

Фильм о молодости, страсти и писке своего пути заставляет задуматься о собственных целях и призвании.

Хлеб, юмор и любовь: сделано в Венеции

20 октября в кинотеатре «Родина» в рамках итальянского фестиваля прошел специальный показ фильма «Хлеб и тюльпаны». Картина была снята в 2000 году режиссером Сильвио Сольдини, получила множество наград на итальянской премии «David», стала номинантом на «Феликсе», европейском аналоге «Оскара». Что же так привлекает зрителей в этом фильме? – Выясним прямо сейчас.

В основе сюжета лежит путешествие замужней женщины Розальбы Барлетты в Венецию. Роль героини исполнила Личия Мальетта. Женщина едет с мужем и двумя сыновьями на экскурсию, но ее неожиданно забывают на одной из остановок. Пытаясь вернуться домой, героиня попадает в Венецию. Она никогда не была в этом романтичном городе и за последние годы ни разу не ощущала такой свободы и легкости, как во время этого приключения. Тем временем муж Розальбы, продавец сантехники, нанимает сыщика, чтобы тот отыскал его жену. Сможет ли мужчина найти Розальбу и вернется ли она домой? Обретет ли она счастье в Венеции?

Действие происходит в одном из самых красивых городов Италии: узенькие улочки, миниатюрные мостики, постройки, кажущиеся игрушечными. «Королева Адриатики» или «Безмятежная» не похожа ни на один другой город. Солнечная погода и едва заметный вечерний туман создают атмосферу загадочности и таинственности. Главная героиня фильма очаровывается городом. Именно в Венеции Розальба обретает саму себя. Она ощущает себя женщиной, красивой, талантливой и свободной. Город буквально заражает ее жаждой жить, развиваться и любить.

Каждый из персонажей фильма находится в поиске самого себя, родственной души и внутренней гармонии. Розальба, оказавшись в незнакомом городе, снова начинает играть на аккордеоне и заниматься цветами. Музыка и растения возрождают героиню к жизни. Фернандо, приютивший у себя Розальбу, два раза собирается повеситься, но женщина в этот момент оказывается в его квартире. Появление Розальбы меняет героя, он вновь верит в любовь. Сыщик, нанятый мужем героини, знакомится с подругой героини. Он в нее влюбляется и, наконец, обретает счастье. В фильме затронут вопрос семейного долга. Побывав в такой приятной обстановке, Розальба решает, что нужно вернуться домой. Все герои фильма стоят перед выбором: позволить себе быть счастливым, изменив свою жизнь, или жить по-прежнему?

Особенность фильма – это тонкий итальянский юмор и искренность героев. Они обезоруживают зрителя, заставляют смотреть на жизнь по-другому. Фильм учит, как получать удовольствие от жизни, как быть свободным, слушать сердце и следовать его желаниям. Когда Розальба покидает Венецию, Фернандо не находит себе места. Прогуливаясь с внуком по набережной, он признается мальчику, что счастье постучалось в его двери, но он не открыл. Он был глух и не слышал стука. Создатели фильма внимательно подошли к подборке сцен. Игра героини на аккордеоне, цветы и завтраки Фернандо по утрам, погоня сыщика за Розальбой по улочкам Венеции позволяют окунуться в мир, где есть место искренности, наивности и открытости.

Посмотрев «Хлеб и тюльпаны», хочется отправиться в Венецию и очутиться в такой же сказке, как и героиня фильма. Некоторые сцены фильма вдохновляют на то, чтобы достать из шкафа запылившийся аккордеон или гитару, и вновь вспомнить, как это – заниматься тем, что тебе нравится. Фильм подходит для уютного вечера с семьей и рискует попасть в список любимых фильмов.

Трудности эмиграции

28 октября в киноцентре «Родина» состоялся показ документального фильма «Трудности перехода», снятого режиссерами Рафаэлем Куомо и Марией Иорио. В чем же трудности перехода и как пережить то время, когда покидаешь родную страну и уезжаешь в совершенно другой мир, где люди говорят на чужом языке и родились с другим восприятием и менталитетом? Как приспособиться к обстоятельствам и заглушить не проходящую тоску?

В основе документального фильма – эмиграция из Южной Италии в Швейцарию в 60-е годы. Авторы картины повествуют о форсированных темпах развития экономики Италии, о причинах эмиграции итальянцев, о сегодняшней эмиграции, о чувствах людей, покинувших родину.

Швейцарские пейзажи, заснеженные горы, цветочные поляны – кадры, запомнившиеся героине. В начале фильма слышны только ее голос на фоне итальянской грустной песни и стук колес поезда. Девушка говорит о том, как это больно вспоминать, как она в детстве в последний раз видела родную страну. В картине значительное место занимают черно-белые фотографии людей.

Особенность фильма – это проблематика. Она малопонятна людям, ни разу не покидавшим родину на долгие годы. В истории многих стран вынужденные эмиграции – это поломанные судьбы, потерянные поколения людей, не знающих, как найти свое место в жизни вдалеке от родины, как не сломаться под гнетом обстоятельств. Эта картина – сбор впечатлений, отрывков из памяти, чувств человека, уехавшего из зоны комфорта, из родного дома.

«Трудности перехода» особенно подходит для просмотра людям, пережившим боль, страх потерять родину навсегда и никогда ее больше не увидеть. Фильм заставляет задуматься: сколько душевных и физических сил нужно, чтобы привыкнуть к новой родине, как адаптироваться в незнакомой обстановке, приспособиться к новому, неизведанному и при этом остаться самим собой.

Что остается – прах или воспоминания? 

28 октября в кинотеатре «Родина» в рамках итальянского фестиваля прошел специальный показ документального фильма «Все, что остается». Картина была снята режиссером Микаэлем Бельтами, автора «Земли обетованной» 2004 года. Какие впечатления могут остаться после этого фильма? Какие чувства может разбудить в человеке картина, где снимались не актеры, а реальные люди?

Фильм начинается фразой «Все мы смертны», что несомненно наводит на мысль: ничто не вечно и жизнь коротка. В картине есть несколько новелл, каждая из которых названа по-своему: «Еще теплится жизнь», «Ежедневный прах», «Рождество». В новеллах герои – обыкновенные люди, переживающие смерть близких, родных, работающие в крематории, помогающие другим справиться со смертельной болезнью.

Герои живут в своих квартирах, в своих маленьких мирах, куда вдруг неожиданно проникает камера. Они не придумывают, как выгодно смотреться в кадре, они просто живут, не замечая объектив. Маленькие комнатки, диваны, кухни – все это позволяет зрителю окунуться в обычную жизнь, с бытовыми проблемами, с тем, с чем люди сталкиваются каждый день. Отдельные новеллы сняты в крематории, где ежедневно сжигается 600 «ящиков». Так гробы называет один из работников. Он не думает, что это 600 душ, он «сошел бы с ума, если бы зацикливался на том, что это еще совсем недавно живые люди». Одного из героев показывают едущим на машине на фоне моря, гор Швейцарии, красивых пейзажей. Он не смотрит в камеру, лишь рассказывает свою историю.

Каждый из героев – это обыкновенный человек, показанный через призму своих переживаний. Мужчина, недавно потерявший жену, решил помогать пожилым людям. Каждый день он ездит к ним домой, привозит таблетки, ставит капельницы, давая понять страдающим людям, что они не одни. Сам герой рассказывает, что жена умерла от рака в день их свадьбы. В его глазах слезы, и невозможно не сочувствовать его горю. Другой герой картины знает о том, что смертельно болен. Он принимает смерть без страха, кажется, он абсолютно спокоен. Он и жене говорит: «Нам так повезло, что мы прожили с тобой столько лет». Когда мужчина умирает, женщина вспоминает, что еще с первой встречи она могла прочитать в глазах любимого все. И теперь последний взгляд мужа стал ее мучительным воспоминанием.

Особенность фильма – особый мир звуков, погружающий зрителя в смятение, тоску и грусть. Монотонные удары молотков на кладбище, тикание часов в комнате неизлечимо больного заставляют размышлять о скоротечности жизни, о том, что каждый день может стать последним. В картине есть жуткая сцена, где работник крематория достает из ящика металл. Там видны человеческие кости. Их скоро измельчат до праха, песка, и это все, что останется от человека. Но финал фильма уверяет в обратном: останутся воспоминания о них, о том, как мы любили этих людей, как они нам важны и дороги до сих пор. Неслучайно, последние сцены – это слова жены об умершем муже, их невозможно слушать равнодушно, без слез, без боли в сердце.

«Все, что остается» – это размышление и напоминание о том, что мы не вечны. После просмотра остаются тяжелое гнетущее чувство и мысли: как бы все успеть, не пропустить что-то важное, не обидеть близких, не сказать им грубых слов, как не пропустить жизнь и как правильно ее проживать, не забывая, что она так коротка и непредсказуема.

По новому о вечном

30 октября в «Родине» состоялись финальные кинопоказы на мелодичном итальянском, проходившие под вывеской Фестиваля итало-швейцарского кино. Заключительными нотами стали  три картины режиссеров из Швейцарии: «Река всегда права», «Шерстяная бабочка» и «Синестезия».

Картины, разные по форме и жанрам, встречают своих зрителей, которых, как это часто бывает с «кино не для всех», в зале очень мало. Хотя, эмоциональный посыл  европейских лент как раз для широких экранов – это рассуждения о любви (к делу, которым занимаешься, своему телу, другому человеку) и судьбе, случайно (или нет) раздающей свои карты.

Фильм  Сильвио Сольдини  «Река всегда права»  начинается со звуков шелестящей бумаги и кадров разноцветных вырезок. Это размеренная документальная лента о двух седовласых  художниках печати –  Альберто Казираги и Джозейе Вайсс.  Пропитанная духом романтизма, картина погружает нас в будни героев, по-настоящему влюбленных в типографию. Обилие крупных планов позволяет увидеть детали – «изюм» работы Сольдини. Например, морщинки у глаз Альберто, которые появляются, когда он, улыбаясь,  с гордостью демонстрирует свою   механическую печатную машину со съемными шрифтами. Смотря на царство художника – мастерскую, кажется, можно почувствовать запах бумаги, свежей краски и кофе с кедровыми орешками.  Там мы видим его   «маленькие» сокровища, вроде первой иллюстрации (разноцветной лодочки), фотографий родителей и самых необычных книг.  Альберто занимается этим не из ностальгии, а из желания противостоять массовой печати, делая нечто уникальное и нестандартное. И полное понимание он находит у друга Джозефа, графического  художника и реставратора книг, с которым они любят   пофилософствовать, попивая вино и любуясь на уток.   «Река всегда права»,  названная в честь одного из афоризмов Альберто, картина поэтичная, наполненная стихами и цитатами Оскара Уайльда. Лента немного монотонна и затянута, где-то после 40-ой минуты тяжело удержать внимание на экране. Однако  это не исключает художественной прелести и очарования работы Сольдини.

«Шерстяная бабочка» создана режиссерским дуэтом – Риккардо Бернаскони и Франчески Ревердито. Артахаусная короткометражка о девушке аутсайдере, с которой не хотят дружить ровесницы.  Единственным спасением для 18-летней Мии становится вязание, которому она фанатично придается, оказываясь в стрессовых ситуациях.    Скрывая свое лицо за спутанными черными волосами, а комплексы за причудливыми одеяниями, она пытается примириться с собственным телом –  мысленно перешивает его. В картине реальность представлена упрощенно и условно, гораздо важнее для режиссеров показать, что происходит в голове у героини. «Шерстяная бабочка» – это Мия, выбравшаяся из кокона, который она вязала с самого детства. Это скупая на диалоги и визуально не нагроможденная картина, которая нестандартно раскрывает не новую для кино тему –  принятие собственного «я».

Сюжет драмы  Эрика Бернаскони  «Синестезия» сложно назвать оригинальным. Его составляют события из жизни Алана (Алессио Бони), который к 32-м годам успел обзавестись стандартным социальным набором среднестатистического европейца: очаровательной женой, страстной любовницей и верным другом. В их жизнь врывается судьба, сталкивая и разводя героев, то ли случайно, то ли по некому алгоритму «баланса справедливости». Больше привлекает внимание структура картины: она разделена на четыре вполне самостоятельные части. Кажется, их последовательность не имеет  принципиального значения, так как если смешать их как карточки, лента от этого не пострадает. При этом, главы эмоционально разные. Так, в части про жену Француазу (Джорджия Вурт)  нас не покидает чувство тревоги и страха, будто смотришь психологический хоррор, где пугает даже шелест конфетной обертки. А в отрезке про друга Игоря (Леонардо Нигро),  мы ощущаем спокойствие и радость, наблюдая за неуклюжим большим ребенком, который вытаскивает кончик языка, кидая мяч в кольцо.

Синестезия – это такое восприятие человеком мира, при котором раздражение одного органа чувств (например, носа) вызывает дополнительные ощущения, свойственные другому органу чувств (например, глаз). Этой особенностью обладает любовница героя Француаза (Мелани Винигер), для которой запахи имеют цвета. Эта мысль – о разности восприятия и реакций на них  объединяет четыре части фильма Бернаскони.  А структуру и атмосферу каждой «главы» передает операторская работа, показывающая зрителям желтые поля, серость офисных кабинетов, белые больничные палаты и разноцветные многолюдные рынки.

Таким образом, швейцарская подборка закрывает фестиваль разговорами о классических ценностях в оригинальной киноформе.

Авторы: Ольга Шкворова, Виктория Лихачева, Инна Син

comments powered by HyperComments