You are here
Home > Около > Сказано — сделано или так получилось.

Сказано — сделано или так получилось.

Так получилось, что как-то незаметно и тихо перед Театром «Буфф» появились две скульптуры. Две фигуры, мужская и женская, выполненные из бронзы, стоят на гранитных тумбах у входа и доброжелательно приглашают в театр. И лишь полюбопытствовав и подойдя чуть ближе, можно прочитать таблички, на которых написаны названия —  «Здравствуйте!» и «Добро пожаловать!». Автор  — Лев Сморгон.

А началось все в 2011, спустя год  после открытия нового здания Театра Буфф на проспекте Шаумяна, когда театр стал готовиться к своему 30 сезону. К такому юбилею руководству театра и архитектору Борису Бейдеру пришлась по вкусу идея поставить перед входом в театр скульптуру, каменную скульптуру. Бейдер по старой дружбе и пригласил семью художников  — Льва Сморгона, Марину Спивак и Александра Позина, поучаствовать в оформлении предтеатральной зоны. Был устроен просмотр, на который художники принесли эскизы. А Лев Наумович, помимо пластилиновых эскизиков, принес маленькую  бронзовую скульптуру  1975 года «Клоун». Она и понравилась. И так получилось, что этот маленький конкурс выиграл Сморгон.

Сначала речь шла о площади перед театром, точнее, о сквере с клумбой, куда просто напрашивалась каменная скульптура. Надо было решить задачу непреодолимой сложности —  ведь  перед театром стояла и стоит типовая конструкция метрополитена — вентиляционная шахта, так называемая ВШ, вокруг которой в радиусе 25 метров нельзя производить никаких работ. Можно было бы поставить скульптуру в сквере, но такую компанию, ВШ и скульптура, трудно было бы себе представить.

Но работа началась. Зараженный идеей, Лев Наумович потихоньку стал делать эскизы для каменной скульптуры. И к лету 2012 года были сделаны два для камня, а за основу он с полки взял всю туже бронзовую маленькую скульптуру 1975 года. Мужская фигура стоит, опираясь на зонтик, приветствует, чуть приподнимая шляпу-цилиндр. Лев Наумович на всякий случай сделал два варианта для камня — одна мужская фигура приветствует, снимая с головы шляпу-цилиндр, опираясь на зонтик-трость, другая, тоже мужская — «трубит в трубу», опять же приветствуя и приглашая. Позже, весной 2013 года, эти два эскиза были показаны на одной из сезонных выставок в СХ.

Итак, к концу 2012 года Лев Наумович сделал две бронзовые модели, точнее, два варианта одной скульптуры «Здравствуйте!», а к началу 2013 уже решили, где поставят скульптуру — у входа в театр. Насчет количества скульптур, одна или две, и материала, пока было неясно. А время поджимало. Подумали, прикинули и решили, что скульптура будет бронзовая и одна. Пока. Такое решение было принято с опаской — времени в обрез, денег в обрез, да и сил тоже. И от камня отказались. А эти, уже сделанные, отформованные, отлитые и показанные — в архив, на полку.

К лету 2013 года утвердили одну из предложенных, и началась работа по увеличению. Этим занялся художник и зять Сморгона, Александр Позин. Здесь произошел казус —  автор ошибся — был неточно выбран и назван размер для увеличения, и уже сделанный каркас с нанесенным на него пластилином срочно надо было менять — увеличивать сантиметров так на тридцать. Конечно же, было жалко проделанной работы, но что делать, надо менять все пропорции, иначе никак нельзя. А для этого просто необходимо снять всю почти пятидесятикилограммовую массу пластилина. Сказано — сделано. Но время ушло.  Юбилей на носу.

К юбилею не успею — как всегда твердо и без сомнений сказал Сморгон, — но у меня есть еще вариант, посмотрите, пожалуйста, Исаак Романович.

Но Исаак Романович любезно не одобрил.

Давайте сделаем так, как начали, тем более скульптура почти готова — сказал он, — Но есть предложение к юбилею сделать выставку Ваших работ у нас на четвертом этаже. И неплохо было бы поставить фанерную копию, вместо той, настоящей, еще не готовой.

Сказано — сделано.

Надо сказать, что к этому времени Лев Наумович сделал несколько живописных и  бронзовых портретов Штокбанта.  На выставке были и эти портреты, и многочисленные наброски, так называемый подготовительный материал, и, конечно же, уже готовые два варианта модели будущей скульптуры «Здравствуйте!». Была сделана и фанерная копия скульптуры. И выставлена она была не перед театром, а на том же четвертом этаже. Но Сморгон не был бы Сморгоном, если бы не «подсунул» неодобренный вариант в пластилине все той же скульптуры «Здравствуйте!».

На юбилее театр блистал. Гостей угощали «Сном в летнюю ночь», вином, закуской и выставкой Сморгона. Среди гостей оказался  и Вячеслав Полунин, знаменитый Асисяй, ученик Штокбанта. Беседа с ним была недолгой, но зато потом выяснилось, что Полунину очень понравилась как раз последняя неодобренная пластилиновая модель скульптуры. К этому мнению присоединились и главный художник театра, и директор. Сморгон в тайне ликовал. Не смотря на то, что скульптура была почти готова к формовке, она ему была уже слегка скучновата. А пластилиновый эскиз — это, как он говорит, уже следующий шаг и там интереснее.

На этот раз в мастерскую пришли четверо: руководитель театра, директор театра, главный художник театра и просто художник театра. Исаак Романович сказал о том, что скульптура очень им нравится и по смыслу и по эстетике. Одним словом — она очень хороша, но …

Хорошо бы сделать другую, последнюю — закончил обрадованный Сморгон.

Было ясно, что руководство переживало и за проделанную работу, и за деньги, и за время. Но Лев Наумович их успокоил:

Я рад, что так получилось, — сказал он.

Опять был снят пластилин, опять переделан каркас и опять была налеплена скульптурная зеленая пластилиновая  масса. И началась работа, и продолжалась она до мая 2014 года, когда Лев Наумович,  взяв себя в руки, сказал:

Ты будешь смеяться, но, по-моему,  готово!

И в мае началась формовка. В мастерскую приходил Костя из бронзолитейки. Очень хорошо работал, очень профессионально, очень красиво. Отформовали скульптуру, как полагается, по частям, отлили в воске тоже по частям, и дорабатывать восковые части тоже надо было по отдельности. Отформовали, сварили и тут оказалось, что воротник лежит, а не стоит, как ему полагается. Оказывается, во времена пребывания фигуры еще в пластилине в мастерской из-за высокой летней температуры воротник «упал» (формовали без автора), и увидеть это стало возможным только после того, как скульптурные части составили и приварили. Вот-те на!

Придется переделать — сказал Сморгон.

Сказано — сделано.

И переделали-таки. Отрезали, приставили как надо и приварили.

И наступил долгожданный день установки скульптуры. И случилось это 8 сентября 2014 года. Вызвали кран, просверлили дыру в граните, залили клеевым раствором и поставили. Лев Наумович волновался. И все немного были взволнованно-торжественны, самую малость, чуть-чуть. Шампанское пить отказались — все за рулем. Ну, что ж. Всем спасибо.

То, что вторая фигура будет, и она будет женской, решили уже во время работы над «Здравствуйте!». Пришло в голову и название — Коломбина. Но оно осталось как рабочее.

Эскиз получился быстро, хотя, это только кажется. Лев Наумович наверняка придумал все заранее, и эта затея воплотилась в материал почти сразу. И вот, на станке стоял эскиз, сделанный из воска — женская фигурка делает небольшой реверанс, придерживая коротенькую юбочку, наклонилась, выставив левую ножку вперед… Хороша! Но надо  поработать еще. И началась работа с пластилином. Было сделано семь Коломбин: один, первый, в воске, и шесть в пластилине. Была, и не одна, Коломбина в длинной юбке. В бронзу Лев Наумович перевел только три модели — первую, одну маленькую модель в длинной юбке и модель, выбранную главным художником театра Яной Штокбант.  Другие  так и остались на полке в пластилине. Эскизы были, а денег не было, и будут ли — не известно.

Работа по увеличению началась в июне 2015 года, когда нашелся спонсор (или меценат — как угодно) Федор Туркин —  Председатель Совета директоров группы строительных компаний (если это важно). Большое ему спасибо. На этот раз Льву Наумовичу помогал его младший зять, художник Александр Коростик. Казусов никаких не было — одни рабочие моменты, так что к формовке бронзовики благополучно приступили в ноябре 2015. В декабре Лев Наумович проработал воски, готовились к отливке в бронзе. Но тут в январе случился инфаркт. И до конца февраля Сморгон пробыл сначала в больнице, потом в санатории. Части фигуры тем временем отлили, составили, приварили и поставили в бронзолитейке

Вспоминается, как Лев Наумович, выписавшись из больницы и по дороге в санаторий заехал к бронзовикам посмотреть на свое детище. Оказалось, что не хватает пальчика-мизинчика на руке, придерживающей юбку.

Это мелочи —  объявил Сморгон.

Сказал что и как, и уехал.

1 марта 2016 года он приехал из санатория, а установку скульптуры назначили на 28.  Так тихо и почти незаметно, но по-театральному торжественно и только среди тех, кто участвовал в действии,  произошло это событие.  Таблички с названиями скульптур сделали тоже Сморгон и Коростик месяца через два.  Одним словом — сказано-сделано и все получилось.

Текст и фото: Ирина Лебедева

comments powered by HyperComments