You are here
Home > Кино > Пресс-конференция со съемочной группой «Ледокола»

Пресс-конференция со съемочной группой «Ледокола»

«Синема Парк» в ТРК Питер Радуга порадовал не только специальным показом «Ледокола» 14 октября, но и звездными гостями. После показа, режиссер Николай Холерики и актеры Петр Федоров, Сергей Пускепалис отвечали на вопросы зрителей и журналистов.

— Действительно ли заканчивается хэппи-эндом история, которая лежит в основе событий? (В основе фильма лежат реальные события 1985 года, прим.редакции).

Николай Хомерики: В реальности капитану Сомову, Артуру Чилингарову (начальнику спасательной экспедииции на ледоколе «Владивосток») наградили званием Героев Советского Союза, а летчику Борису Лялину вручили звезду героя. Был момент, что их тоже не сразу наградили, какое-то время потребовалось на совещание. То есть у них тоже был хэппи-энд, но свой собственный.

Петр Федоров: Отвечая на вопрос, я хочу процитировать слова Валентина Филипповича Родченко (капитан судна «Михаил Сомов», прототип героя Петра Федорова. Прим.редакции), с которым мы напрямую общались и я заранее перед ним извинился, предупредив, что он увидит что-то другое — мы изменили фамилии героев и названия судов. А он говорит: «Петров, я же всё понимаю, у вас же говорит написано — «худ фильм» не «док фильм», вот и всё». Дело в том, что мы занимаемся кинематографом и самое главное, что это история про людей. Мы под бременем ответственности прикасаемся к территории переживаний,  эмоций и жизни людей которые живы, они с нами, они будут смотреть эту картину. И главное, что этим людям наш фильм понравился. Родченко одобрил наш фильм.

— Вопрос к режиссеру: мы привыкли вас воспринимать скорее как режиссера более камерных фильмов. Как вы считаете, этот фильм  скорее что-то масштабное или это всё-таки камерная история? И что это за жанр, который сочетает такие противоположности?

Николай Хомерики: Мне как раз и показалось что это интересная работа. История камерная, но происходит при масштабных внешних факторах. При этом, это люди, которые замкнуты в этих льдах, между ними что-то происходит. Вот из-за этого я собственно и согласился, зацепился за этот проект. Потому что увидел именно в этом его потенциал, для меня интересный. Это не просто какое-то движение, а там есть места, где можно заявить человеческие отношения и характеры.

— Для чего в фильме была любовная история, для того чтобы сыграть на контрасте с мужской историей или поддержать мужчин через женщин? Какая цель двух историй про женщин?

Сергей Пускепали: Просто всегда надо понимать, что есть куда вернуться. У первого  капитана такая ситуация была на грани срыва, потому что ему уже некуда было возвращаться, потому что с женой были достаточно серьезные вопросы. А второму нужно было вернуться, но обстоятельства не позволяли. Мне кажется, это очень важно, это даже не любовная, а скорее жизненная линия. Любому капитану, моряку — нужно понимать, что есть куда вернуться.

Николай Хомерики: Я добавлю от себя, что когда погружался в этот материал и встречался со всеми, слушал, как все было, то я узнал очень много разных историй от людей участвующих в этом дрейфе, это были такие истории… Но вместились только две, так как есть определенные ограничения. Ведь действительно, у них было радиомолчание и это было самое тяжелое, даже не льды, не отсутствие еды. Самое тяжелое, когда ты не можешь позвонить, услышать родной голос. У кого-то умирала мама, а он не мог никак связаться. Много всего было. Если бы мы снимали все истории, то надо было делать сериал, а не фильм.

Петр Федоров: Мне кажется, что этот фильм про дом. Ведь нет ничего важнее, того что у нас есть и того, что мы любим. И когда мы уезжаем в любую страну, командировку или на отдых,  я уверен, что каждый из вас мог обратить внимание, на то, что момент мыслей и любви к родным мы ощущаем  на расстоянии.  И понимаем, что самое главное и самое единственное, что у нас есть — это наш дом и наши женщины. У нас — женщины (улыбается). Поэтому это фильм расставание. Этот фильм про дом, чем дальше, тем ближе.  Поэтому как без этого, только про это.

Персонаж — пилот Кукушкин, которого исполнил Александр Паль, наблюдая за его работами, можно заметить его особый  почерк. Но не становится ли он заложником вот этого образа — немного странного, наивного человека? Его образ это задумка режиссера или Паль сам принес эти нотки своему персонажу?

Николай Хомерики: В сценарии был прописан такой персонаж Кукушкин, молодой вертолётчик, чуть-чуть того… Саша Паль отлично справился с этой ролью. При этом я уверен и надеюсь, что у него будет очень много разных ролей. И он не будет играть только в одном амплуа, в первую очередь, нужно отметить его профессионализм. Нам нужен был такой персонаж и Саша как никто другой справился с этим.

Петр Федоров: Могу сказать, как человек, который последний раз видел Александра Паль около 20 часов назад. К сожалению, он не смог приехать, потому что есть производственные моменты — он занят. Александр передавал вам всем привет. И я вас уверяю, что Саша очень богатый на талант человек, очень сильный артист и вопрос стереотипов это вопрос только восприятия  предложения в вашем смысле. И я так же уверяю вас, что вы увидите Сашу в разных образах.

Автор: Кристиана Богдашина
Используемая фотография — из открытого доступа

comments powered by HyperComments