You are here
Home > Театр > «Палачи» посетили Москву

«Палачи» посетили Москву

В один из сентябрьских вечеров границы небольшого помещения московского театра «ГИТИС» усердно пытались расширить. В зал вносили дополнительные стулья, что, впрочем, нисколько не спасало положения, ведь поток людей, кажется, был бесконечным. Оно и понятно, пермский театр «У Моста» (единственный мистический театр в мире) приехал с гастролями в Москву в преддверии второго международного фестиваля Мартина МакДонаха, который пройдет в Перми с 1 по 7 октября.

Как и полагается, перед показом спектакля гастролирующего театра на сцену вышел основатель и художественный руководитель «У Моста» – Сергей Федотов. «Совершенно экстраординарное событие – российская премьера пьесы «Палачи» в Москве.

«Спасибо «ГИТИС» — театру, я очень рад, что нас снова сюда пригласили, мы здесь уже в 5-й раз. На всякий случай предупрежу, Палачи» — это комедия».

Зрителям особенно понравилась эта фраза. Ведь она таила в себе то противоречие, которое мы будем наблюдать на протяжении всего спектакля. Это тонкая грань между жизнью и смертью, между светом и тенью, между страшным и смешным.

Узкая камера. За небольшим столом человек, без двух минут повешенный, вцепился пальцами в эти деревянные углы, словно в жизнь.

— «За что вы меня хотите повесить?»

— «Это не мы, это суд так решил». И в голове сразу всплывает роман Кафки «Процесс», когда двое неизвестных, ворвавшись в квартиру Йозефа К., без всяких объяснений объявили ему, что он арестован.

Резкий переход от смерти к жизни. Типичный английский паб 60-х годов, который содержит палач Англии номер два – Гарри Уэйт (Владимир Ильин) вместе со своей женой Эллис (Марина Шилова). Кажется, что все лицемерие человечества вобрал в себя этот персонаж. В одном и том же костюме с «дурацкой» красной бабочкой он сначала отправлял людей на тот свет, а теперь обслуживает постояльцев своего заведения, подавая им пиво и орешки. Большая часть пьесы происходит именно в этом пабе, интерьер которого выдержан в лучшем английском стиле 20-го столетия, начиная от обстановки в целом и заканчивая какими-то мелкими, но очень важными деталями.

Комната, охваченная мраком, где Уэйт дает интервью. Циничные речи про казнь: Гарри убежден, что повешение – самый надежный и «чистый» способ, не нужно руки в крови марать. Гордое заявление о том, что он повесил 233 человека и это без единого нациста! Но даже в этой мизансцене не обошлось без юмора. «Так сколько вы повесили? Больше сотни, тысячи?» — «Не тупи, парень, здесь тебе не Китай».

Весь спектакль зиждется на гротескных образах. Стоит отметить, что перевод пьесы принадлежит самому театру «У Моста».

Жизнь семьи Уэйта резко меняется после появления в баре загадочной фигуры с юга – «пунктуального мистера Муни» (Лев Орешкин), который не так-то прост и глуп, как это может показаться с самого начала. Зловещий, подозрительный, «мерзкий тип» заводит тесное знакомство с пятнадцатилетней дочерью Гарри – Шарли (Алевтина Боровская), которая постоянно страдает от хандры. Они быстро находят общий язык, ведь они оба отличаются специфическим поведением и «отличным» чувством юмора. Но невинное предложение Муни отвезти девушку к ее подруге, которая оказалась в психушке, оборачивается далеко не невинными последствиями. «Это же не свидание, я просто хочу отвезти тебя в психушку!» Этот парень дотошен, хитер, он знает, как себя нужно вести и что говорить.

Хеннесси, которого подозревали в убийстве девушки, был повешен еще два года назад, но случай с пляжем повторился. А Муни как раз расспрашивал Шарли о купальнике, пляже…Простое ли это совпадение?

Неуверенный в себе Сид (Анатолий Жуков), который начинает заикаться, когда психует, играет по обе стороны фронта. Он когда-то был тайным извращенцем, и теперь он имеет дело с грязными делишками гостя с юга Англии, но он также был когда-то и помощником Уэйта, так что к финалу он «как крыса» возвращается к своим истокам.

Символично, что последнее повешение, совершенное Гарри, происходит в его собственном пабе, хотя незадолго до этого постояльцы пили виски за отмену смертной казни, причем за счет заведения. «Как ты думаешь, он меня еще любит?», — спрашивает дочь, не зная о случившимся, у своей матери, находясь в метре от трупа Муни…А Сид и Уэйт, оставшись наедине с бездыханным телом, вспоминают свою прошлую непыльную работку. «Как в старые добрые времена. Я буду скучать по ним!»

Кольцевая композиция сюжета – с казни начали, казнью и закончили. И какая страшная ирония скрыта в словах: «В любом случае, убийца либо он (Муни), либо Хеннесси, значит, мы не прокололись. (Пауза). Или оба. Или ни тот и ни другой».

Удивительно, как в одной театральной картине собралось столько непохожих друг на друга характеров. Каждый из них – частица целого, каждый из них – представитель какого-то индивидуального типажа, который имеет запоминающиеся черты: и внутренние, и внешние. Нужно отдать должное как драматургу – Мартину МакДонаху, который, как сказала Нина Садур (российский драматург, прозаик и сценарист), очень хороший рисовальщик: «Он великолепно вырисовывает портретные типажи тех людей, которых мы не знаем», — так и режиссеру-постановщику – Сергею Федотову, который оживил на сцене эти характеры. Конечно же, нельзя оставить без внимания и самих актеров: они умело «надели» на себя эти роли. Причем каждый без исключения.

Очень верно по этому поводу отозвалась Екатерина Садур (прозаик, драматург): «Все до одного очень характерные типажи, ни одной нейтральной внешности я не заметила, все играют какой-то до боли узнаваемый типаж».

Эти трое – завсегдатаи паба. Заведение еще не успевало открыться, а они уже тут как тут, с «пересохшими глотками». Один из постояльцев наполовину глухой (Андрей Козлов), отчего вечно выпадает из общего потока событий, ходит с плюшевым бегемотиком в руках, другой – рыжий очаровашка (Андрей Одинцов), который максимально просто и доходчиво пересказывает все разговоры первому, третий (Сергей Мельников) – в очках и шляпе, увлекающийся скачками.

Все реалистично, откровенно, местами дико, но от этого не менее смешно. Зритель не на другом конце провода, зритель сам становится участником этого безумия. Сложно было держать в голове эту тонкую грань между актером и его образом, так как каждый из них оказался на своем месте, в своей «шкуре».

Театралы настолько были впечатлены увиденным, что попросили устроить маленькую импровизированную встречу с актерами, чтобы поделиться своими мыслями. «Буквально 15 минут времени», — сказал Сергей Федотов. А потом еще 10, и еще…В результате творческая встреча растянулась на без малого полчаса.

И тогда родился интеллигентный спор между зрителями: а действительно ли было то, над чем можно смеяться? Или московская публика все неправильно поняла?

Но художественный руководитель мигом все разъяснил: «Потрясающая публика в Москве! И то, что смеялись, это прекрасно! Даже думаю, что мало смеялись. Это ведь макдонаховский юмор, который очень трудно уловить, и, самое главное, природа этого юмора такая, что зритель смеется и говорит: “Но над этим же нельзя смеяться! Это же преступно над этим смеяться!” И все равно смеется, потому что Мартин показывает самое дно, притом, что он сам над этим всегда иронизирует и плачет, и переживает, но все равно иронизирует».

«Страшно, потому что смешно; смешно, потому что страшно» — пришли к общему выводу зрители.

У Сергея Федотова всегда в запасе много интересных, захватывающих историй, и рассказчик из него, честно сказать, превосходный. Так, представляя Андрея Козлова, который в театре «У Моста» всего лишь 3 месяца, он поведал нам: «Это мой большой друг, он не актер, он полковник пожарной службы. 39 лет назад мы вместе с ним играли в любительском театре. Потом он ушел в пожарники, стал полковником. Три месяца назад я его встретил в бане, он меня 5 раз поздравил с днем театра, а я ему говорю: “Андрюша, ты, может, хочешь сыграть в спектакле?” – “А можно?!” И вот он играет».

И в заключении Сергей Павлович добавил: «Этот театр-дом, где нет интриг, где нет всяких подлянок, здесь все всегда вместе.»

Автор: Наталия Кочановская

comments powered by HyperComments