You are here
Home > Театр > Брехт в кабаре под лоскутным одеялом

Брехт в кабаре под лоскутным одеялом

Спросите у вашего окружения, и выяснится, что имя Бертольт Брехт мало кому знакомо. В редкой театральной афише вы встретите анонс спектакля по его произведению. Поэтому обычными вопросами в головах обычных зрителей, пришедших в Театр им. Ленсовета 17 сентября вечером и внимательно изучавших рограммку, могли бы стать: «Кто такой Брехт?» и «Что такое “зонги”»?

img_4231

Брехт, между тем, известный и уважаемый в Европе немецкий драматург, поэт, режиссер и создатель «эпического театра», долго и трудно выстраивающий взаимоотношения с родной страной, но к концу жизни все же признанный и «обласканный» театральной славой.
Современный отечественный театр непозволительно мало внимания уделяет его произведениям, однако все же не обходит их стороной. В Санкт­-Петербурге сейчас
можно увидеть «Ваал» в театре им. Комиссаржевской, «Последнее китайское предупреждение» в Молодежном театре на Фонтанке и «Разговоры беженцев», представленные в этом году на летнем фестивале «Точка доступа». Особняком среди
них стоит постановка «Кабаре Брехт» главного режиссера Театра им. Ленсовета Юрия Бутусова.  Это не первая работа Бутусова по Брехту, он уже ставил «Доброго человека из Сезуана» в театре им. Пушкина без оглядки на легендарную версию Таганки, затем там же малоизвестные «Барабаны в ночи», а потом довольно спорный «Человек = человек» в Александринке. «Попытка понять Брехта, как человека» в процессе занятий по вокалу со студентами привела Юрия Бутусова к созданию полноценного спектакля, премьерный показ которого состоялся еще в 2014 году.

Вошедшему в зал в этот субботний вечер, в этот факт сложно было бы поверить уже потому, что шестьсот мест, приставные стулья и пуфики из фойе закончились многим раньше, чем желающие попасть внутрь.

img_4231
Что же увидел зритель на сцене? Он увидел Бертольта Брехта, как человека, неотделимого от политики, на сцене нашло свое место и отношение к гитлеровскому режиму, и угнетенность статусом беженца. Увидел Брехта, как человека искусства –
содружество с композитором Куртом Вайлем красной нитью протянулось через всю постановку в виде музыкальных произведений в живом исполнении, и, без сомнения, только украсило ее. Из­за обилия звука, постановку часто в рецензиях упоминают,как мюзикл. Сам режиссер такой формулировки не употреблял, зато спектакль, за счет своей музыкальности, действительно, выигрывает. Те самые «зонги», что вызывали недоумение, на практике оказываются балладами лиричными или пародийными, но в любом случае, задающими ритм и стиль. Здесь же, присутствовал Брехт, как мужчина, муж актрисы Елены Вайгель, любовник соавтора Маргарет Штеффер,раскручивающий бесконечный любовный треугольник до самой последней минуты спектакля. И это еще не все, оттого не стоит с укоризной смотреть в спины уходящим в
антракте зрителям, которых случится добрая четверть. На сцене зритель увидит, как есть, и вчерашних студентов, студийцев театра Ленсовета, что с горящими глазами, увлеченно и самоотверженно демонстрируют свои таланты, благо форма спектакля –
«кабаре» позволяет показать все, на что они способны – танцы, пантомима, исполнение песен на четырех языках, игра на музыкальных инструментах и много чего ещё.

kabare-breht-imgl0429

Режиссер смешивает и меняет персонажей с такой скоростью, что ни запомнить лиц, ни тем более имен актеров не представляется возможным, да и в программке все, кроме главных героев Брехта (Сергей Волков), Вайгель (София Никифорова),Штеффин (Соня Тонина) перечислены единым списком, как «Актеры театра ББ». И еще важно, зритель увидит то, что сам Брехт назвал «эпическим театром» ­ явления, представленные с неожиданной стороны, почувствует на себе принцип дистанцирования, позволяющий актёру самому выразить своё отношение к персонажу: «Я не Брехт, я Сергей Волков, парень призывного возраста, ­ звучит вдруг, почему я должен променять вот эту сцену, которой дышу, на ружье и идти защищатьи нтересы государства, которое беззастенчиво врет с экрана и уже подготовило войнус  моим участием? Лучше я буду беженцем, чем “настоящим мужчиной”». Или вот тос амое «разрушение четвертой стены» (не дословная цитата): «Я хочу, чтобы выв идели не Елену Вайгель, а Софию Никифорову, не Маргарет Штеффен, а Тоню Сонину. Я хочу, чтобы вы кричали, что так нельзя ставить спектакль! Что актеры нас цене слишком молоды! Я хочу, чтобы вы услышали свой крик в пустоте…».

img_0188

Сравнение в прессе спектакля с лоскутным одеялом, как нельзя более точно подходит к увиденному, любовный треугольник ­ эпизод, пародирующий программу «Вести» о военных событиях ­ стихотворение о мертвом солдате ­ сцена свадьбы  из «Трехгрошевой оперы» ­ они не отражают хронологии, а сменяют друг друга так алогично, что увидев Софию Никифорову, как девушку в боксерских перчатках, которая поет «The Way I feel», сдаешься и прекращаешь попытки расшифровать
метафоры и подтекст, заложенный режиссером, и уже не чаешь узнать сверхзадачу работы. Спектакль ярок и динамичен, этого не отнять. Это более всего прочего ­ Брехт, в этом не стоит сомневаться. Спектакль перенасыщен, долог и труден для восприятия – вот тут не убавить, и знание произведений Брехта тут не спасет. Стоит ли сходить. Безусловно, стоит, даже если захочется сбежать в антракте, вы увидите качественную постановку, наполненную в каждой своей минуте. Вы узнаете гения своего времени – Бертольта Брехта и точно сможете ответить «Кто это?» если вопрос о нем прозвучит в вашем окружении и, возможно даже, начнете его читать. Это “звездный час” молодого актёра Сергея Волкова, роль, которая лучше вряд ли могла бы быть сыграна кем­то
ещё. И, чем черт не шутит, может быть через десяток лет, глядя на известнейшую талантливую актрису, которой рукоплещут театральные площадки мира, вы скажете: «Я видел её дипломный спектакль, не помню почему, но она стояла в боксерских перчатках и пела «The Way I feel».

Текст: Екатерина Егорова 

Фотографии предоставлены Театром имени Ленсовета 

comments powered by HyperComments