You are here
Home > Около > Роман Ляпин. Выставка «2856»

Роман Ляпин. Выставка «2856»

Торжественное открытие юбилейной выставки мастера городского пейзажа Романа Ляпина состоялось 10 августа в музее современного искусства Эрарта! С трудом вырвав юбиляра из цепких объятий поклонниц, мы поговорили с ним о его творческом пути и бесплатных мастер-классах, которые Роман проведет в Эрарте 20, 21, 27 и 28 августа.

Роман Ляпин — обладатель премии 1-й, 2-й, 3-й степени регулярных конкурсов Тосканы и Лацио, номинант Grand Prix на конкурсе «Пейзаж натуры» в Altipiane d’Arcinazzo 1996 года, художник со счастливой творческой судьбой. Ляпин — выпускник Ленинградского училища имени В.И. Мухиной. В начале 90-ых ему удалось уехать в Италию, где более десяти лет он преподавал в Римской Академии художеств. Именно там он сформировался как самобытный мастер ленинградской и римской школ (Accademia di Belle Art di Roma). Недавно он вернулся в Петербург, и теперь на его картинах все чаще можно увидеть знакомые и дорогие каждому горожанину виды Северной столицы с необычного ракурса. «Будто я лечу над городом и смотрю на него сверху, запечатлевая эту зримую красоту…», — так его описывает сам художник.

Ноябрьские туманы Петербурга, вечерние огни Москвы, Лондона, Праги, теплые ночи Венеции и Тосканы на картинах Романа Ляпина лишены четких очертаний. Его городской пейзаж – живой, подвижный, изменчивый. Художник соединяет современную жизнь города и его историческое прошлое, выявляет абстрактную составляющую, передает ежеминутные состояния городской среды, ее романтическое начало.

Выставка проходит при поддержке благотворительного фонда имени «Андрея Андреева».

ОКОЛО: Роман, какой смысл кроется за числом «2856»?

Р.Л.: Пока этого никто не знает! Это станет очевидно, когда выставка уже будет закрываться.

ОКОЛО: Почему в такое трудное время, в 90-ые, Вы решились посвятить себя живописи?

Р.Л.: Так фишка легла. Ещё будучи студентом, я много писал не для рынка, а для себя. Тогда, в начале Перестройки, в Европе было модно покупать русское искусство. Неожиданно меня стали покупать какие-то немцы, испанцы, итальянцы… Они приезжали, смотрели работы и однажды предложили сделать выставку в Риме. Естественно, это было странно, и я в это даже не поверил! Но все получилось, мне сделали документы на вывоз картин. Это была небольшая выставка, но все картины сразу же раскупили. Мне предложили два года контракта, предложили там поработать. В общем, тогда было модно уезжать за границу и так сложилось, что я побывал там, мне понравилось…  Потом почувствовал, что есть чему поучиться, поэтому и началась такая динамичная история: я был то там, то здесь, потому что я все ещё учился, а уже потом как-то пустил корни. А затем пришло время, и я понял, что пора домой.

ОКОЛО: Как раз хотела спросить, где Вы ощущаете себя как дома, прожив в Италии 10 лет?

Р.Л.: Конечно же, здесь. В Италии можно прожить и 20 лет, всё равно ты будешь в гостях! Там хорошо, безусловно, но… «Каждый человек он как дерево, он отсюда и больше нигде».

ОКОЛО: Кто повлиял на Ваше творчество сильнее всего? Кого можете особо выделить, кто Вас вдохновил?

Р.Л.: Есть несколько фамилий, которые существенно на меня влияли и влияют до сих пор. Из классиков, конечно, долго можно перечислять: это Николай Фешин, это Малявин, Архипов, может быть, даже Куинджи, как ни странно…  В последнее время я им особо наслаждаюсь. Обожаю Федора Васильева! А из современников очень большой авторитет для меня – Николай Блохин, мы с ним довольно близкие и давние друзья. Я часто прислушиваюсь к его мнению, до сих пор себя чувствую студентом рядом с ним и этого совсем не стесняюсь. Ну, и, естественно, это какие-то современники – итальянцы, так или иначе, мы с ними пересекались, и я что-то брал, в хорошем смысле слова. На самом деле, сейчас такой период, когда я хочу уже уйти в сторону, в сторону себя; немножко присматриваюсь. Вот к этой выставке я уже отношусь как к чему-то, что уже было, а сейчас уже совсем другая история, хочется совсем другого.

ОКОЛО: То есть данная выставка ретроспектива?

Р.Л.: Нет, это текущие работы, в том числе и совсем свежие здесь есть, но я сейчас вижу себя уже немного в другом амплуа, в другом ракурсе…

ОКОЛО: Вы говорите о стиле написания?

Р.Л.: Нет, стиль здесь ни при чём, я говорю о состоянии, в котором я пишу – я для себя открываю что-то поглубже, может быть, что-то в минимализме, но более настоящее, более искреннее. Сложный вопрос, на самом деле, очень объёмный. И если начать обсуждать, что именно влияет на процесс, и как это всё охарактеризовать – здесь одной фразой не отделаться, здесь целый букет состояний, эмоций. Я же пишу эмоции, я пишу воздух, пишу то, что очень сильно люблю на самом деле, и я это просто чувствую. Я это не могу не написать. Я даже своим студентам говорю: пишите то, что не можете не написать, у вас тогда получится точно. Именно про любовь надо писать… То, что любишь.

ОКОЛО: Что именно Вас вдохновляет?

Р.Л.: Иногда пространство выбирает меня, иногда я его… Там, где меня холст позвал, там я его и нашёл. Я не привязываюсь к какому-то конкретному месту, просто делаю шаг и получаю обратную связь. И если этот шаг верный – то я уже не могу не работать. Достаточно просто начать — и уже не остановиться. Просто надо писать то, что тебя трогает и волнует по-настоящему.

ОКОЛО: Расскажите про мастер-классы, которые вы планируете дать в рамках выставки. Насколько мне известно, они будут бесплатными. Почему Вы решили сделать их некоммерческими?

Р.Л.: Вы знаете, мне кажется, я получаю от мастер-классов пользы даже больше, чем люди, которые посещают их. Потому что я нахожу в этом обратную связь, я нахожу подтверждение тому, что все это делается не зря, это дает мне реальные силы идти дальше. А меркантильность, коммерческая составляющая… Я не умею продавать картины, я считаю, что это совершенно другая профессия. И в прошлом году на Сочинской выставке в Сочинском художественном музее я провел порядка 20-ти мастер-классов за 1,5 месяца, и даже выставку продлили. Они все были бесплатными, всё время был аншлаг, я с удовольствием проводил их каждый день и мне очень это нравилось. Просто когда ты все время сидишь в мастерской, ты постоянно один и отстранен от общения с людьми, его начинает не хватать. А когда начинает не хватать общения, когда ты приходишь к людям и видишь, что они действительно понимают и чувствуют то, что ты сделал. С ними интересно говорить, интересно Делиться. Слово «Делиться» – с большой буквы, то есть ты отдаешь и всегда обратно получаешь не меньше, а ещё больше, потому что это эмоции, которые ничем не заменить. Это счастье, когда что-то получается, когда тебе кто-то верит, когда ты что-то чувствуешь; даже не восторженность этих людей, а именно гармонию. Ты понимаешь, что ты людям что-то дал, и они в это верят, им это не безразлично. Это очень важно: подтверждение этих эмоций для меня, оно очень существенно.

ОКОЛО: Как будут проходить мастер-классы? Вы планируете в процессе писать одну картину, показывая людям процесс создания произведения искусства?

Р.Л.: Это не обсуждалось конкретно, это будет полный экспромт! Я просто возьму пару холстов, посмотрю, чем мне захочется заняться и буду работать. Если кто-то будет смотреть, я — не против, мастер-класс, как правило, больше характеризуется общением. Гораздо интересней людям не просто смотреть, как кто-то смешивает краски (нельзя сделать готовую картину за 2 часа, это невозможно и как-то неправильно, это может получиться один раз из ста), но сама энергия, этот порыв. Люди это чувствуют: то, что ты делаешь, им передается этот импульс, их это вдохновляет – вот в этом правда. «Мастер-класс» даже не очень правильное название для этого, это совсем по-другому называется, «акт любви», например… Потому что люди, картина, автор – пересекаются, и это ни с чем несравнимое ощущение того, что день прошёл не зря, что год прошёл не зря, что время прошло не зря. Ты это чувствуешь физически, до мурашек, это потрясающее ощущение! Я думаю что человек, который однажды познал радость творчества настоящего, он уже никогда ни на что это не променяет. Это, кстати, не я сказал, эту мысль я ещё в детстве услышал.

Беседовала Юлия Афанасьева

Фото: Александр Шек

comments powered by HyperComments