You are here
Home > Музыка > Фанк о любви и море

Фанк о любви и море

27 августа в рамках фестиваля Roof Music Fest на крыше отеля на набережной Пряжки выступил латышский джазбэнд FunCOOLio. С ними в качестве специального гостя фьюжн исполнял саксофонист Ник Шефер. Ник окончил музыкальный колледж им. Я.Медыня (Рига-Латвия) по классу саксофон. Участник и лауреат многочисленных конкурсов, «Золотой саксофон Латвии».
В названии коллектива уже замешана двойственность, игровое начало, свойственное и их музыке. FunCOOLio — это, согласно легенде, сочетание слов: “funk”- (название стиля), а “Coolio” – известный R’n’B исполнитель, популярный в 90-х годах ХХ века. Но при визуальном восприятии имени группы эта идея маскируется использованием капитулов, выделяющих слово Cool, которое вводит в заблуждение — уж не cooljazz ли исполняют эти «горячие парни» из Латвии? А приставка fun, очевидно, призвана оживить холодок однообразия фальшивой ухмылкой? Нет, оказывается, всё совсем не так.

2kxdBPj2EOg

Ансамбль, оснащенный органом Хаммонда и золотым саксофоном, с первой же композиции захватывает в воронку крепкого джаз-рока, музыка зовёт и притягивает, рок превращается в фанк, но фанк… с элементами регги. Неожиданно становится жарко, соло клавиш бушует и увлекает в танец пространство; да и в самой музыке много пространства, при всей уверенной сыгранности и плотности отдельных аккордов. Саксофон вытягивает душу в высоту, и это болезненно-сладкое чувство не прерывается до начала следующей вещи, грубо принижающей происходящее до уровня кабацкого заунывного «медляка». Капля пошлости обескураживает, но тут же вступает снова саксофон, выравнивая маятник восприятия, и остаётся мысль в середине этого чувственного переживания: лишь бы он не останавливался.
Чем глубже в дебри звука забредает бэнд, тем острее ощущение, не ловушка ли это: вот ударные вкупе с басом расходятся, раскачиваются всё энергичней, прибавляя огня в сгустившихся сумерках. Но заканчивают они той же тоскливо приторной мелодией, и — о чудо — она уже не вызывает отторжения.
А вот композиция «Гостья из будущего»: плавно и мягко ударные и бас завязывают узлы ритмического рисунка, орган ностальгически поддерживает настроение, вот оно вновь ускользает, разрушенное взрывом ударных, с дребезгом и хрустом. И новая смена течения, водовороты фьюжна крутят восприятие, сплетаясь и расплетаясь, лукаво заигрывая со слухом. Завершают гитарным соло.

-GxUeFAJwyQ

Во 2 отделении на сцену выходит Евгения Зима, начинается диалог скрипки с саксофоном: они спорят, переговариваются, соединяют голоса и снова расстаются. Вдруг композиция разрешается тяжёлым рок-звучанием, а тем временем пальцы мёрзнут, смычок не слушается: давайте я лучше спою, — предлагает скрипачка.
Все встают, звучит не песня, но латышская речь, речитатив, а не пение, и проникновенный рассказ, понятный на невербальном уровне, превращается в фолк, а затем она переходит на русский язык, и, конечно, поёт о любви и море.

Чем темнее, тем более ночное звучание у композиций, крыша ощутимо едет под редким ночными облаками, сквозь тугие потоки ветра, теряется ощущение времени, но инструменты замолкают — и очарование рассеивается.
И всё же, выходя после на набережную, знаешь, что внутренний камертон снова настроился на упрямо жизнеутверждающую волну, и радостно нести его по ночным улицам.

9xBEohOzhkA

Текст: Анна Рыбалка 

Фотографии: Катерина Марена

comments powered by HyperComments