You are here
Home > Музыка > Леха Никонов и ПТВП против политических свиней.

Леха Никонов и ПТВП против политических свиней.

Дождливым вечером седьмого июля мы собрались в концертном зале «Аврора» на «красный концерт» ПТВП. Я предположил, что будет иметь место какая-то левая пропаганда. Возможно, Леха расскажет что-нибудь о своей политической позиции, как выступали когда-то с политическими акциями такие популярные артисты, как Егор Летов и Сергей Курехин. Не говоря уже о довольно активной сцене политизированного панка и хардкора. Но Леха предпочел не заострять внимание на идеологии и ограничился высказыванием: «Сегодняшний концерт — против политических свиней!».

В остальном «красный концерт» был неотличим от любого другого концерт ПТВП. Пока я вспоминал политических свиней Оруэла и историю о том как «Черные пантеры» наградили этим забавным прозвищем своих штатовских полицейских, группа начала играть. Первые минут сорок мне казалось, что они исполняют все песни на один и тот же мотив. Притом мотив хорошо знакомый еще по творчеству Рэдта Старкова, о котором упоминалось в пресс-релизе к этому концерту. Когда мелодия все же сменилась, не обошлось без классической шутки, о том, что, сбиваясь или попадая мимо нот, музыканты показывают себя настоящими панк-рокерами. И хотя доля истины в этих словах есть, но то, что верно для только собравшейся подростковой банды, сложно проецировать на взрослых хипстерского вида бородатых мужиков, выступающих уже лет двадцать.

В этом смысле Леха настоящий панк — известный как талантливый сочинитель, он имеет серьезные проблемы с дикцией, но абсолютно с этого не парится. Разобрать, что он пел и говорил, было практически невозможно, и это его не волновало.  Одно время я думал, что это я пришел в этот раз на концерт трезвым (специально, чтоб фиксировать в памяти впечатления для этой заметки) и из-за этого досадного упущения не могу понять, о чем же он поет. Но потом я специально спросил у ребят оказавшихся рядов со мной в зале, и они подтвердили: «Ничего не понятно. Ну и х*й с ним!», радостно добавили пацаны и вернулись к контактному мошу, ради которого, кажется, туда и пришли.

Ради моша и, конечно, стэйдж-дайвинга, которому с упоением предавалась публика в зале. Парни и девушки в футболках с «Гражданской обороной» и, неожиданно, с «Рамонс».  Зал был полон, и даже в вип-зоне,  где люди не могли развлечь себя панковскими танцами, было довольно тесно. Х*ли. Леха-то – рок-звезда. Ну, не такая, как Игги Поп,  чью манеру двигаться по сцене он временами пытался воспроизводить. Выглядело забавно. Не красавец Леха, так на то он и пан-рок, чтобы и потрепанный жизнью мужик с одутловатым лицом мог получить свою порцию девчачьего визга. Если только он талантливый поэт. На этот счет сомнений ни у кого не было. На ПТВП приходит своя, верная публика, которая и тексты знает, и песни узнает с первых аккордов.

Поскольку я лишен этих талантов, то мне удалось, только в общих чертах уловить, что речь в песнях шла, по большей части, о ненависти к властям, к полиции, корпорациям и всему такому. Что, в общем, было ожидаемо и немного скучно,  и я снова обратил свое внимание, на людей, которые, казалось, были счастливы от всего происходящего.

И тогда до меня дошло, что Леха делает, в общем, подростковый рок. «И уж точно, он получается у него лучше, живее и адекватней, чем у  каких-нибудь «Король и Шут», или что там слушают провинциальные подростки?» — подумал я. И в этот момент невнятное Лехино бормотание стало на миг более артикулированным, и я сумел разобрать, что следующую песню он посвящает популярному рэперу Оксимирону. О чем в ней говорилось, к сожалению, осталось тайной. Но сам факт интересный. Чуть позже, мне показалось, что перед очередной своей песней Леха упомянул, что Константин Кинчев из группы «Алиса» — п*др. И из контекста, я так понял, в негативном смысле этого слова. Правда, опять же, суть претензий Никонова к Кинчеву от меня ускользнула.  В  общем, панк шоу шло своим чередом, Леха демонстрировал свою фирменную супер-эмоциональную подачу поэтического материала, читал Маяковского. Оказывается и под Маяковского можно слэмиться. Подростки радовались. Девочки визжали.

Отыграв положенные два часа, изрядно подуставшая банда покинула сцену. «Такой вот шоу-бизнес еб*ный маз*фака» — вспомнил я строчку другого популярного артиста, по дороге к метро. Все еще лил дождь.

 

Фото: Татьяна Волошина

Текст: Старовойтов Кирилл 

comments powered by HyperComments