You are here
Home > Кино > Ретроспектива > Весна на проспекте Невском, кино с шиком и блеском

Весна на проспекте Невском, кино с шиком и блеском

С 8 по 13 апреля в Петербурге не просто наблюдали перемены погоды за окном, но и смотрели на них в кино, современные итальянские режиссеры рассказывали о любви и масках, которые помогают найти себя, а в киноцентре «Аврора» не осталось ни одного свободного места, потому что желающих посетить традиционный фестиваль итальянского кино N.I.C.E. было невероятное количество.

Открытием фестиваля стал фильм особого гостя — кинорежиссера и сценариста Маттео Гарроне, под названием «Страшные сказки». Последняя картина итальянского мастера представляет собой яркую готическую фантазию о королях, королевах, драконах и даже блохе с изумительными итальянскими пейзажами, бесподобной Сальмой Хайек и фееричным Венсаном Касселем.

_2-cassel_martin_0261.jpg
Картина Маттео Гарроне поставлена по мотивам сборника неаполитанских сказок, записанных в XVI веке Джамбаттистой Базиле. В основе сюжета три истории, которые местами напоминают «Декамерон» Боккаччо, а местами сказки мастеров ужаса братьев Гримм. В одной пришлось убить дракона ради наследника, в другой — старушка омолодилась ради любви невероятно любвеобильного короля, а в третьей принцессе пришлось выйти замуж за людоеда. Сказки отличаются интересным динамичным сюжетом и нацеленностью на взрослого зрителя.

Маттео Гарроне – известный представитель современного итальянского кинематографа. Его картины не раз получали национальные и международные кинонаграды, в том числе на Каннском и Берлинском кинофестивалях. Тем интереснее, что благодаря организаторам фестиваля N.I.C.E. у жителей Петербурга появился шанс увидеть ретроспективу фильмов режиссера.
Так, был показан фильм «Таксидермист» — драматическая история двух мужчин. Первый – карлик в возрасте. Он набивает чучела из животных, связан с мафией и ведет довольно разгульный образ жизни. Второй – молодой официант, который находит себе в первом не только друга, но и учителя, и возможно, в каком-то смысле отца. Их непростые отношения с переходом в практически плотское чувство со жгучей смесью ревности с одной стороны, а с другой — закрыванием глаз, чтоб не увидеть то, что напугает и заставит вырасти, взять ответственность за свою жизнь на себя. Они проводят время вместе, набивая чучела животных или с дамами легкого поведения до тех пор, пока в их идиллию не вмешивается женщина, оказавшаяся достаточно сильной, чтобы побороться за любовь в сложившемся треугольнике.

16
И еще раз про любовь Маттео Гарроне рассказал в фильме с говорящим названием «Первая любовь». Однажды прекрасная актриса Катрин Денев сказала, что у итальянцев только две вещи на уме, и одна из них спагетти. Насчет второй вещи актриса таинственно промолчала. Остается только строить догадки. Видимо, решив поспорить с прекрасной француженкой, Маттео Гарроне решил убрать из рациона итальянок мучные изделия, заменив их салатом и духовной пищей. Тут же из бедной героини исчезла вся радость, а герой сошел с ума. «Первая любовь» многими воспринимается как гимн по борьбе с анорексией или философская притча о садистско-мазохистских отношениях. Как бы то ни было, картина получилась многомерная, глубокая и красивая. Неудивительно, что этот фильм получил серебряного медведя за великолепную музыку, написанную и исполненную группой Осирис.

primo1
Конечно, Катрин Денев пошутила. На уме у итальянцев не только пища, в том числе и духовная. Например, итальянцы прославились на весь мир своими мафиозными кланами.
О них, а в частности о неаполитанской ветви итальянской мафии, Маттео Гарроне рассказал в картине «Гоморра». Этот фильм — серьезная драма, в которой реалистично изображенные гангстеры убивают людей, торгуют наркотиками и загрязняют окружающую среду до такой степени, что у жителей, проживающих рядом с местами захоронения отходов, часто возникают раковые заболевания.

01
Наконец, пожалуй, самый известный фильм Маттео Гарроне — «Реальность». Хаксли, Оруэлл и даже персонаж Джима Кэрри в «Шоу Трумана» были бы в ужасе от того удовольствия, которое некоторые получают, когда за ними подглядывают. Правда жизни в том, что на «Дом2» есть кастинг, а аналоги «Дома2» существуют почти во всех странах, где есть национальное телевидение. Одни готовы выставить напоказ все, что угодно, лишь бы их показали по телевизору, а другие готовы часами смотреть на иллюзию реальной жизни лишь бы не создавать свою собственную реальность, где из наблюдателя придется превратиться в участника и хозяина своей судьбы.

2_zpsjgk7eywt
Словно ответом на этот фильм Маттео Гарроне стала картина другого гостя фестиваля N.I.C.E. — Маттео Бини «Я, Арлекин». Главный герой – известный ведущий ток-шоу. Он решает провести время со своим отцом, потому что узнает о его смертельной болезни. Прототипом отца стал знаменитый итальянский актер Ферруччо Солери, который всю свою жизнь играл в театре роль Арлекина. Театральная жизнь, теплота общения с простыми настоящими людьми настолько захватывают героя, что он уже не хочет возвращаться в Рим и готов отказаться от славы и денег ради театральной сцены, горных пейзажей и привлекательной школьной учительницы.
После кинопоказа Маттео Бини сказал, что смысл фильма в том, что иногда нужно надеть маску, чтобы стать самим собой. Он имел ввиду универсальную маску человеческого «я». В фильме «Реальность» Маттео Гарроне персонаж теряет себя, став жертвой обстоятельств. А в картине Маттео Бини «Я, Арлекин» герой наоборот, обретает себя. Ведущий ток-шоу не жертва. Он по ту сторону. Режиссер уверен, что телевидение негативно влияет на общество, а его фильм по сути своей – провокация. Несмотря на то, что телевидение претендует на создание реальности, первые ряды – это всегда маски.
Однако фильм не стоит воспринимать исключительно в глобальном смысле, потому что в первую очередь это история о внутреннем и профессиональном кризисе мужчины, потерявшего своего отца.

Io-Arlecchino-3
На кинопоказе в Москве «Я, Арлекин» назвали слишком сладким, но Маттео Бини не согласен с такой трактовкой. Режиссер верит в гармонию в мире, где нежная история или сказка могут существовать и в реальности. В Петербурге в сказки тоже верят. Поэтому зрители дружно аплодировали режиссеру.
О вере в чудеса и поиске себя повествует другой фильм фестиваля – «Если господь пожелает» Эдоардо Фальконе. Главный герой картины – практически доктор Хаус, образ которого был гениально создан известным итальянским актером Марко Джаллини. Известный, богатый и талантливый кардиохирург поначалу в чудеса не верит, но верит в собственное мастерство, а также в глупость собственной дочери, гомосексуальные наклонности сына и то, что его медсестре нужно похудеть. Все меняется в тот момент когда сын рушит весь образ. Он решает посвятить свою жизнь богу под влиянием настолько душевного и веселого священника, что даже итальянскому Хаусу придется перевоспитаться.
«Если господь пожелает» — добрая, смешная комедия о том, что иногда нужно просто найти красивое место, посидеть там в тишине одному и дорога сама придет, и все станет ясно и просто.

b7ed7218-09e7-42eb-b9af-3809e5066b4d
Не менее красивые итальянские пейзажи показаны в фильме «Хлорка» — замечательной дебютной ленте Ламберто Санфеличе, получившем хрустального медведя на Берлинском кинофестивале в 2015 г. Главной героине Дженни резко приходится повзрослеть. Когда умирает мать девушки, на ее плечи ложится забота о больном отце и младшем брате. Дженни мечтает участвовать в чемпионате по плаванию, но ей приходится заботиться о своей семье. У ее брата тоже есть мечта – покататься на подъемнике в горах. Дженни должна принять непростое решение – продолжать заботиться о брате или уехать готовиться к соревнованиям.
«Хлорка» — неторопливый фильм, в котором есть красивая съемка заснеженных гор, моря или солнца в облаках, и конечно, лиц героев – взрослеющих детей.

hlorka-scene
Детей зрители фестиваля увидели и в фильмах «Меня зовут Майя» Томмазо Аньезе и «Итало Барокко» еще одного гостя фестиваля режиссера и сценариста Алессии Скарсо. Оба фильма объединяет то, что дети потеряли свою мать и должны учиться жить без нее. «Меня зовут Майя» — история о двух сестрах. Их пытаются разлучить после смерти матери, и они сбегают. «Итало Барокко» — рассказ о мальчике, мать которого умерла. Отец находит спасение в работе, а мальчик в том, чтобы заботиться о бездомной собаке. Дарий как-то сказал, что итальянцы искусны во всем, они даже скандалят в стиле барокко. Судя по фильму, искусно «в барокко» можно также снимать семейные комедии.
Когда смотришь итальянское кино, кажется что возможно все. В комедии Марко Понтекорво «Неустойчивая погода» герои на грани банкротства нашли нефть, а в фильме Эдоардо Лео «Джулия и мы» занялись сельским туризмом, несмотря на угрозы мафии. Наконец, в комедии режиссера и сценариста Роан Джонсон «Пока все отлично» пятеро студентов в Пизе решают, как им жить дальше – изучать вулканы в Исландии или играть в любительском театре.
У итальянцев есть пословица, которая звучит так: «годы, любовников и бокалы вина не нужно считать». Так вот, итальянские фильмы считать тоже не стоит, потому что они так же прекрасны, как незабываемые мгновения жизни, сняты с любовью, и оставляют такое же послевкусие как хорошее вино.
                                                                                           Текст: Инна Зайцева

                                                               Фотографии из открытого доступа

comments powered by HyperComments