You are here
Home > Интервью > Виктор Сухоруков: «Сотрудничество театра и литературы должно быть в талантливых руках»

Виктор Сухоруков: «Сотрудничество театра и литературы должно быть в талантливых руках»

25-й Международный театральный фестиваль «Балтийский дом» открывается спектаклем «Р.Р.Р.», одну из главных ролей в котором сыграл Виктор Сухоруков. Мы пообщались с Виктором Ивановичем об особенностях его героя, об умении работать с режиссерами и связи с театром «Балтийский дом».

P.Р.Р._Трофимов, Сухоруков_Фото Елены Лапиной (2)

XXV международный театральный фестиваль «Балтийский Дом» посвящен году литературы в России. Основную часть фестивальной программы составляют спектакли, поставленные по произведениям русской классической литературы. Как вы считаете, нужно ли адаптировать классику к реалиям современной жизни или же классика  по определению своему является образцом, который не терпит никаких корректировок?

Как же не адаптировать театр к современной жизни? Я вот начинал школу с карандашом в руке, а сегодняшние детишки все в проводах. Цивилизация не стоит на месте, а постоянно меняется. И вместе с эволюцией цивилизации, конечно же, меняется и подход к литературе и драматургии. Но дело все-таки не в интерпретации и адаптации, дело только в человеке. Если берется талантливый человек, то пусть делает все что угодно с литературой на театральных подмостках. Сотрудничество театра и литературы должно быть в талантливых руках. Другое дело — насколько далеко режиссер уйдет от идеи литературного произведения. Идея должна оставаться! В каждой истории должен оставаться заложенный туда колокольный звоночек. Подводя черту, скажу так: «Пусть расцветают все цветы, лишь бы они не источали яда».

На фестивале вы вместе с коллегами по театру Моссовета представляете спектакль «Р.Р.Р.» по мотивам романа «Преступление и наказание». Расскажите немного об этой постановке.

Юрий Иванович Еремин, поставив этот спектакль, будто прошел вместе с Федором Михайловичем Достоевским рука об руку по питерским землям. Он не брезговал автором, не игнорировал его, не разговаривал с ним высокомерно, дескать, оставайся ты в XIX веке, а у нас другие времена, другие ритмы и другие возможности. Да, режиссер изменил название произведения, но тем самым он заранее сигнализировал о своем соавторстве, подчеркнул иное прочтение этого романа.

Критики и пресса назвали «Р.Р.Р.» спектаклем, который рассчитан, прежде всего, на современную молодую публику.

Юрий Еремин поставил спектакль, который должен быть интересен широкой аудитории и в основном молодежи, подрастающему поколению. Желательно молодой публике прийти и посмотреть этот спектакль, ведь «Преступление и наказание» — это школьная программа. И надо сказать, что история-то сама интересная, и молодые зрители принимают ее очень хорошо.

P.Р.Р._Сухоруков_Фото Сергея Петрова (2)Вы впервые будете играть «Р.Р.Р.» в городе, где создавалось произведение «Преступление и наказание» и происходили действия, описанные в романе. Это накладывает отпечаток на то, каким образом зазвучит спектакль на петербургской сцене?

Нет, это не имеет значения. Я просто счастлив, что в очередной раз еду в Петербург, но не просто так гулять ротозеем и зевакой. Я еду с отчетом, ведь «Балтийский Дом» — это театр, где мне довелось поработать, и то место, которое возродило меня как актера из моего кризиса и падения. В этом театре я когда-то начал новую жизнь.

В спектакле вы играете роль следователя Порфирия Петровича. Во многом это хрестоматийный образ, в котором сложно найти новые нюансы. Каким вы видите своего героя?

Порфирия Петровича всегда делали каким-то иезуитом, хитрованом, изощренным сыщиком. У нас он с самого начала понимает, что Раскольников — убийца. Но он его не сажает в карцер, не пытает, а провоцирует. Раскольников, совершивший тягчайшее преступление, не имел на то права, он — «тварь дрожащая». Но так подвернулись под руку обстоятельства. И мой герой не издевается над ним, не кусает как блоха, а провоцирует на то, чтобы он пришел и во всем признался только потому, что это облегчит его наказание. Порфирий Петрович призывает Раскольникова исправить его трагическую ошибку, понимая, что впереди у молодого человека еще целая жизнь. Вот идея!

В образе Порфирия Петровича вы открыли стороны, которые до вас никто не показывал.

Мы договорились так с режиссером.

Для вас важен момент сотворчества с режиссером?

Актеры – люди эмоциональные и фонтанирующие. Их может унести от идеи, а это очень опасно. Отпустить актера в свободное плавание можно только когда он чувствует и понимает конструкцию режиссерского замысла и держит в своей голове идею спектакля — это и есть сотворчество. Я подчиняюсь даже режиссеру-диктатору, потому что он самый главный. Режиссер запирает меня в определенные рамки, но не одевает мне наручники. Я же все равно играю без оков. А если считать конструкцию спектакля кабалой или режиссерской тюрьмой, то остается только уйти. Надо уметь подчиняться в особенности талантливому и умному режиссеру. Анархия в театре опасна и вредна, потому что любая режиссура — это еще и организация производства, как сказали бы на заводе.

Вы можете назвать режиссеров, с которыми ваше сотрудничество в театре складывалось наиболее гармонично?

Петр Наумович Фоменко. Но мне не хватило этого сотрудничества, так как получил я эту удачу в судьбе своей, а цены не знал. Он позвал меня в Ленинград молодым человеком на главные роли. Благодаря ему я увидел этот город наяву, до этого только во сне ведь видел. Но вместе с приглашением Фоменко и его доверием ко мне была молодость, в которой я натворил много ошибок. Они и помешали моей работе и жизни в Ленинграде в целом. Не менее комфортно было работать с Юрием Ивановичем Ереминым. С ним мы сделали уже два спектакля в театре Моссовета: «Р.Р.Р.», который представлен на фестивале, и «Царь Федор Иоаннович» по Толстому. Также хочу вспомнить Павла Сафонова. С ним мы поставили «Тартюф» и спектакль «Старший сын», который идет с большим успехом по всей стране. А Римас Туминас для меня как бриллиантовое кольцо на руке! Мне с ним было тяжело. Диалоги с ним были странными, но очень красивыми. Многие известные актеры мечтают с ним поработать, а пригласил он меня. И я можно сказать, первый, кого он позвал со стороны в театр им. Вахтангова на одну из главных ролей (роль Авнера Розенталя в спектакле театра им. Вахтангова «Улыбнись нам, Господи»). Разве это не чудо? Со спектаклем «Улыбнись нам, Господи!» я уже побывал в Америке, Канаде, Израиле.

P.Р.Р._Трофимов, Сухоруков_Фото Сергея Петрова

Недавно состоялась премьера картины Андрея Прошкина «Орлеан», в которой вы сыграли одну из ролей. Арт-хаус — это наиболее комфортная для вас ниша в кино или просто так сложилось, что в свое время широкая известность к вам пришла именно благодаря фильмам этого направления?

Живя когда-то в провинциальном городке Орехово-Зуево, я и знать не знал, что такое арт-хаус. Я готовил себя для яркой игры, шутовства, скоморошничества. Но случилось так, что это направление оказалось очень ярко выражено в моем кинотворчестве. В таких ролях и фильмах я получаю не только удовольствие, но и образование. Мне это нравится.

На сегодняшний день у вас есть новые проекты и планы в кино?

Сейчас я не часто снимаюсь, потому что у меня мощнейшая театральная загрузка. Но недавно прошли переговоры, и я согласился поработать в фильме большого и известного режиссера нашей страны. Пока не могу раскрыть всех подробностей, но скажу, что это будет сенсация.

Беседовала Татьяна Листаферова
Фото предоставлены пресс-службой фестиваля

comments powered by HyperComments