You are here
Home > Театр > Черные дыры мегаполиса

Черные дыры мегаполиса

В предновогодний месяц театральный центр им. Мейерхольда охотно радует зрителей подарками, и потому декабрь особенно богат на премьеры. 8 декабря в камерном Черном зале режиссер Лера Суркова представила свой новый спектакль «Пустота» по пьесе Максима Черныша. «Пустота» (подзаголовок — «Добби Бобби») — финалист-победитель фестиваля «Любимовка 2013».

п2

Никакой истории в пьесе, в общем-то, нет. Есть пустота. Психологический срез ментальности современного человека в котле большого города. Несколько персонажей разной социальной направленности. Каждый в меру развитости интеллекта, способностей и характера пытается ответить себе на вопрос: «Что дальше?». Все достигли среднего возраста и вместе с тем избыточного материального благополучия либо безнадежного неверия в его возможность. Отталкиваясь от этого опыта, каждый по-своему пробует найти почву под ногами.

Главная проблема каменных джунглей — одиночество. Все герои при наличии семей и связей испытывают категоричную потребность быть услышанным. Именно поэтому автор пьесы составил свое произведение из мозаики высказанных или внутренних монологов и тех же мыслей, вынесенных в диалог в надежде быть понятым.

Кому из нас не знакомо ощущение повторяемости событий и предложений, пустопорожности разговоров и чувств, ощущения, что за сбывшимся уже дальше ничего нет? А коли более желать нечего, то не заканчивается ли на этом жизнь?

п

Постановка Леры Сурковой отличается жесткостью и лаконичностью. Минимум декораций. На черном фоне раздражающе красный стол и два стула. Окно, через которое транслируются в зал звуки и видео, — важные элементы спектакля. Рядом микрофон, к нему герои подходят для своих изречений-монологов.

Пьесу умело, точно, по-женски перебрали, как гречку, изъяв шелуху лишних с точки зрения автора спектакля действий и действующих лиц. И то, и другое с успехом заменил ироничный видеоряд. Получилось ясно, прозрачно, ритмично. Вольно или невольно на первый план вышли героини, как носительницы более сильного и осмысленного жизненного начала.

Трое друзей, успешно пристроивших свое эго и потребности к существованию в мегаполисе, бегут от перенасыщенности благами в грязный придорожный кабак за дозой адреналина, уже невозможной в обустроенной повседневности. От маеты  и однообразия все они ищут любви.

Дима (Сергей Шевченко) устал от пластмассового офисного гламура. В неприличной кафешке он находит противоположность своей причесанной жизни и радостно-полупьяно, безбожно путая слова, распевает вместе с местным певцом милую старую песню. Дальнейшие поиски приключений приводят его к пикантным отношениям с PR — директором Мариной (Анна Котова — Дерябина).

Лева (Дмитрий Уросов), жаждущий самовыражения в литературной деятельности, находит свое пьяное и мимолетное счастье непосредственно в кабаке, где он, натура творческая и непрактичная, первым падает жертвой сивухи.

п3

Возвышенный и тонкий ценитель искусства Сева (Михаил Руденко) влюбиться желает тоже во что-нибудь красивое и довольно скоро присматривает себе новую секретаршу Димы Свету (Виталия Еньшина).

Света и Марина работают в богатой раскрученной фирме вместе с Димой, но на социальной лестнице обе девушки стоят на ступеньку ниже. Им еще есть о чем мечтать, ведь материальный достаток пока далек от идеала. А о чем еще можно мечтать в столице, как не о бабле, машине бэхе и богатом любовнике?

Марина давно прокисла в семейном благополучии. Ее муж, преподаватель ВУЗа Леня (Валентин Самохин), так тщательно обустроил их среднестатистическое бытие в большом городе, что девушка успела соскучиться и с удовольствием кинулась в объятия излучающего душевный и финансовый комфорт Димы.

Света по привычке живет с пьяницей Мишей (Алексей Маслодудов). Жизненные виды с высокого этажа богатого офиса открываются совсем иные, и девушка настроена на серьезную карьеру через работу или через постель. Общение с Севой становятся для нее настоящим подарком и возможностью расстаться с Мишей, но в новых отношениях оба отталкиваются от степени своего трезвого цинизма и опыта прожитого.

п4

Спектакль получился авторский, с массой интересных решений, правильных ходов. Режиссер очень точно приспособила образы героев к сегодняшнему дню — сгладила углы, убрала высказывания и действия, которые раскрывают не самое красивое нутро персонажей. Даже полный отказ в свете нелепых созидательных решений депутатов от смачного народного словотворчества выигрышно стилизовал фон постановки.

Таким образом, от удачливых и обеспеченных москвичей больше не отдает бандитским прошлым. Они вальяжны, фасонисты и не жадны. Диму избавили от слишком очевидной в тексте пьесы  «акульей хватки» капиталиста. Теперь он похож на благодетеля-мецената начала прошлого века. Севу явили представителем утонченных и образованных кругов элиты. Неважно, насколько глубоки его познания в искусстве и не есть ли это всего лишь дань моде, популярный ныне имидж, важно, что оба героя прошли путь от завоевателей жизненного пространства к высотам финансового успеха. На этих высотах нецензурно выражаться уже не «комильфо», а если уж ругнуться, то стильно и вовремя.

Лева — персонаж, в котором еще живы остатки простого, естественного, незашоренного сознания. Он сидит отдельно от всех героев и появляется как deus ex machina со своими мыслями и комментариями. Лева далек от офисного прозябания и близок к мятущимся интеллигентским душам русской литературной классики. Потому он еще способен удивиться звездному небу, внезапно открывшемуся среди высоток, и мечтает выплеснуть свой внутренний кризис на бумагу, не случайно вспоминая Бунина.

Все бесконечно ностальгируют по экологичному детству без ГМО, с теплой пылью под ногами, ледяной водой, видимыми закатами, осязаемыми запахами.

п6

Из нашего городского безумия это время теперь представляется трепетно-трогательным. В спектакле о нем не без юмора напоминает прелестная диксилендовская песня из фильма «Моя любовь» и чудесный смешной видеоряд в стиле немого кино.

Именно эти две вставки из времен, когда все, в том числе и искусство, было рукотворным, натуральным и искренним более всего оживляют несколько статичную постановку.

Впрочем, отсутствие движения и какой-либо фактической деятельности отлично заменяется сочным, выразительным текстом. Сам по себе он является главной удачей пьесы. Следуя чеховским заветам, автор кратко, но очень емко характеризует своих героев, их метания, внутренний мир, желания, страхи, сомнения. Из маленьких, но точных, как выстрел в десятку предложений рождаются целые биографии, судьбы, характеры.

Лера Суркова мастерски отобрала из этого текста нужное количество информации и сублимировала его в живых образах персонажей. Самый отчетливый тип характера достался при этом Мише, возможно, потому, что обыдление и агрессивность сами по себе эмоционально очень красноречивы. Но даже этому маргиналу, представителю социальных низов, не чужды поиски человеческого счастья.

Семейная пара — Марина и Леня —  оставляют за собой некий шлейф вопросов. Понятно, что современный мир — как кривое зеркало, в котором человек по-настоящему интеллигентный, образованный, умный, университетский преподаватель ходит в дурацком свитере и рубится в тетрис.  От былого аристократизма представителя этой профессии осталась разве что охота, да и она выродилась в фарс и повод для ссор с женой. На фоне успешных толстосумов Ленино представление об обеспеченной жизни, когда муж-добытчик всего себя посвящает семье, несколько устарело. Мир перевернулся, и тончайший слой интеллигенции, которая все еще пытается удержать ускользающий культурный фон нации, более не видим, его влияние на умы представляется скорее архаичным, а   образ жизни более  презираем, чем желателен. В глазах обывателя интеллигенция давно поменялась местами с бизнесменами.

п5

Хорошо известно, что преподаватели ВУЗов не получают высоких зарплат. Тем не менее, Лене удалось создать по нынешним меркам не просто стандартное, но вполне зажиточное существование с машинами, дачами, бриллиантами в подарок жене. Откуда? Берет ли он взятки, подрабатывает репетиторством? Любит ли он свою жену или привычно, во избежание комплекса неудачника и для спокойствия родителей, продолжает это сосуществование?

Еще менее понятна сама Марина. Анна Котова — Дерябина представляет свою героиню без полутонов и переходов. От этого ее ненависть к мужу также невнятна, как и внезапная любовь в конце. Есть ли искренность в ее перепрыжке в объятия Лени или это опять игра? Осознает ли сама Марина, чего она хочет? И что в конце концов стоит за их отношениями, какие годы, какие испытания, какие совместные переживания?

Несмотря на некоторую безнадежность темы, в целом спектакль оставляет ощущение света. Это происходит от того, что, в сущности, на сцене нет ни одного отрицательного персонажа. За каждым видишь себя, свои проблемы, вопросы, комплексы и несвободу при внешней непринужденности жизни. И пусть все герои не лишены корысти, суесловия, отчаяния и неверия, все же они задают себе вопросы и ищут выход туда, где материальное уже не имеет никакого значения.

Текст: Дарья Евдочук

Фото: Дарья Нестеровская

 

comments powered by HyperComments