Вы здесь
Главная > Около > Проблема искусства made in Russia

Проблема искусства made in Russia

28 сентября на главной площадке параллельной программы MANIFESTA 10 прошла открытая дискуссия на тему: «Российское современное искусство за рубежом». Со «взглядом художников через призму собственного опыта» можно было ознакомиться в стенах Первого кадетского корпуса на Университетской набережной, 15.

Дискуссия обещала всем слушателям ответить на ряд вопросов. Ответы, естественно, прозвучали, но породили ряд новых задач. Множество из них остались открытыми. В череде обсуждаемых тем, была выявлена главная проблема: что (или кто) мешает современному российскому искусству развиваться и становиться узнаваемым за рубежом?

На вопрос: в чем же кроется трудность современного искусства, мнения спикеров разошлись. Одни видели причину в Государстве, другие — в современных творцах. С одной стороны, политика государства, которая не способствует развитию нынешних виртуозов, с другой — отсутствие идей, «своих» качественных произведений.

Все участники дискуссии бурно обсуждали почему, все же, Tate Modern (лондонская галерея модернистского и современного искусства) проявляет больше интерес к  художникам «Бубнового валета», нежели к современным художникам XXI века. Кураторы выставок лондонской галереи не знакомы с представителями современности из России, для них российское искусство перестало существовать после Казимира Малевича. На выставках TateModern вывешиваются произведения Восточной Европы и Азии, но вот Россия…Малевич!

Есть современные российские художники, которые отвечают запросам Запада, и делают это весьма удачно, с точки зрения коммерции, но это «не наше», «не свое» искусство. А многие из них уже давным-давно сменили гражданство и стали американскими творцами.

Здесь всплывает вопрос железного занавеса. И в воздухе повисает пауза. Тема пограничного барьера сменяется мыслью об отсутствии  национальных границ. Нет национальных школ, нет национальных художников, границы стерты, уверяют своих слушателей искусствоведы. Стоит задуматься, оцениваем ли мы картину, инсталляцию, с точки зрения национальной принадлежности, или для нас важен объект (произведение искусства) с эстетической стороны, с эмоциональной составляющей нашего восприятия его.

Вопрос о культурном коде, прозвучавший от слушателей, подвел к новому острому вопросу о том, что же считать Искусством. А искусство, как выяснилось, по мнению многих, это и политика, и пиар. И если художник говорит, что его произведение — Искусство, то это — Искусство! И слушателей попросили не обсуждать.

Будет ли это инсталляция «Туалет» Ильи Кабакова или «Человек-собака» Олега Кулика, каждый решает сам. Тогда вполне возможно, что художник Иван Плющ прав: «У них (на Западе) нет такой чернухи, поэтому им это интересно». Скажите, печальный вывод? Согласна! Выходит, что грязь — это код. Трудно не согласиться, когда в большинстве своем на Параллельной площадке представлены весьма мрачные и меланхоличные инсталляции. Но такова идея художника. Художник заявляет, что это — Искусство. А нравится это кому-то или нет…

Дискуссия не обещала дать ответы на все вопросы, но она в очередной раз заставила нас задуматься над тем, что пора перестать рассуждать и начинать уже что-то предпринимать: создавать достойные свои произведения «made in Russia», выходить из андеграунда, из тени непонимания, отвечать запросам, но при этом вкладывать душу и нести идею. И, возможно, тогда мы появимся на Мировой культурной карте современного искусства.

Текст Вероника Коцур

comments powered by HyperComments