Вы здесь
Главная > Кино > «Мамочка»: любовь и тяготы в картине Ксавье Долана на открытии Санкт-петербургского международного медиа форума

«Мамочка»: любовь и тяготы в картине Ксавье Долана на открытии Санкт-петербургского международного медиа форума

В минувшую среду состоялось открытие Санкт-Петербургского международного медиа форума. Фильмом открытия в этом году стала новая работа Ксавье Долана «Мамочка». Выбор этого фильма в качестве открывающего не случайность. Ксавье Долан – один из самых ярких лидеров современного авторского кино. Свою первую картину « Как я убил свою маму» (2009) он снял в 20 лет и сразу же был замечен на Каннском фестивале. С тех пор премьеры почти всех новых работ Долана проходят именно в Каннах. И вот уже пятый по счету долановский фильм «Мамочка» весной участвовал в основном каннском конкурсе и не остался без наград.

В своем новом фильме Долан вновь возвращается к теме взаимоотношений матери и сына. Действие «Мамочки» перенесено в воображаемую Канаду 2018 года, когда в силу вступает закон о снятии с родителей ответственности за поведение психически неуравновешенных детей, что облегчает процедуру помещения трудных подростков в психиатрические клиники. Мамочка – это взбалмошная вдова Диана с постоянным боевым раскрасом, в едва прикрывающем тело наряде и на высоченных каблуках. Она вынуждена забрать своего гиперэнергичного сына Стива из интерната для трудных подростков, потому что он поджег другого ребенка. Социальный работник советует отдать Стива под наблюдение. «Мой сын будет со мной!» — язвительно отвечает Диана и забирает Стива жить домой, хотя становится очевидным, что она не очень представляет, как жить с ним дальше. Как очевидно и то, что хоть и любящая, но неуравновешенная и курящая, как паровоз Диана – не лучший пример для сына.

И тут начинается бесконечная череда припадков любви и ярости. Они то дерутся, то вновь обнимаются, проклинают друг друга и пытаются заботиться друг о друге. В результате очередного скандала Диана, защищаясь, ранит Стиву ногу. Оказать медицинскую помощь приходит соседка Кайла. На фоне слегка сумасшедшей Дианы, которая находится в одной плоскости со своим сыном и даже не знает, как перевязать рану, Кайла, застенчивая и заикающаяся, становится воплощением материнской заботы и теплоты. И с этого момента они начинают проводить время втроем: две взрослые женщины и неуравновешенный подросток Стив, ставший душой компании. Кайла постепенно отдаляется от мужа и дочки, посвящая все свое свободное время Стиву и его маме. В то время как Диана ищет работу, Кайла и Стив пытаются заниматься школьными уроками. Казалось бы, это общение идет на пользу всем: Кайла вносит некоторое равновесие в сложные отношения матери и сына и в их безумной компании сама эмоционально раскрепощается, только с ними у нее проходит заикание.

Картина Долана состоит из постоянных эмоциональных скачков как и внутреннее состояние главного героя – вздет — падение — взлет — падение. Иногда кажется, что на самом деле харизматичный и трогательный подросток здоров и только притворяется, и есть надежда, что однажды этот сумасшедший круговорот остановится. Надежду подкидывает и Долан. Он хитро обманывает зрителя, вплетая в фильм идиллические кадры о будущем Стива: университет, семья, ребенок. Но потом вновь резко возвращает нас к реальности – показанное секунду назад – всего лишь мечты и надежды Дианы. А в реальности Стив не может жить вне абсолютной внутренней свободы и не умеет сдерживать и обуздывать свою непомерную и нездоровую, всеразрушающую энергию. «Я свободен!» — кричит он, катаясь на магазинной тележке прямо по проезжей части и бросая лимоны вслед гудящим автомобилям. В этот момент Долан использует интересный технический прием: герой раздвигает руками рамки кадра, который до этого занимал лишь часть экрана (а соотношение сторон кадра 1:1).

Болезнь Стива становится воплощением высшей свободы. В последних кадрах фильма он вырывается из рук держащих его санитаров психиатрический клиники. Он бежит в закрытые двери, но с криками «Я свободен!».

Но «Мамочка» — это, конечно, не о свободе, а о странной и тяжелой, порой переходящей границы любви матери и сына. И о неизбежности тягот матери, не знающей как правильно поступить с сыном, разрушающим и ее и свою собственную жизнь.

Ксавье Долана, уже не в первый раз отражающего сложности взаимодействия матери и сына, успели обвинить в самоповторе, однако, по словам режиссера, сравнивать «Как я убил свою маму» и «Мамочку» бесполезно. «В «Мамочке» фокус смещен с переживаний подростка на тяготы и переживания матери. А фрейдистские мотивы отношений матери и сына — всегда будут частью нас».

В российский прокат «Мамочка» выходит 13 ноября 2014 года.

Текст Варвара Шестакова

comments powered by HyperComments