You are here
Home > Интервью > Malinen: «Наш слушатель — омский хипстер!»

Malinen: «Наш слушатель — омский хипстер!»

Вечером 23 ноября тёмно-синий зал клуба Море заполнял лёгкий запах ароматических палочек. Публики постепенно становилось всё больше. Люди подходили к бару и возвращались оттуда с кружками горячего кофе и стаканами горячительных коктейлей. Атмосфера была поистине домашней. Такой, какой она и должна быть, когда на сцене – группа Malinen.

IMG_3687-2

 

Антон Малинен, Вова Щербаков, Андрей Григорьев и Кирилл Ильдюков – именно так зовут этих талантливых ребят. Перед саунд-чеком мы успели с ними пообщаться. И буквально за полчаса они успели рассказать нам столько, что перед вами, нашими читателями, это большое интервью предстанет аж в двух частях.

Как получилось, что русский музыкант финского происхождения запел на чистом английском? Это – одно из проявлений глобализации, или что-то более личное?

Антон: Просто такое мироощущение. Хотя, на английском общались мои родители – ведь я родился в Финляндии, и мой отец – финн. И, конечно, мелодика языка совсем другая. Чаще всего, не очень хорошо получается записать русские песни с мелодизмом, присущим западной музыке.

О вас пишут, что вы как будто выходцы из шестидесятых-семидесятых. Какие авторы или музыкальные коллективы и в какой степени оказали на вас влияние?

Антон: Больше, наверное, это действительно были музыканты прошлого. Бывает, что некоторые исполнители постоянно прокручивают музыку какой-нибудь группы, чтобы играть что-то похожее. Хотя, по логике, нужно слушать то, что слушала эта группа – то, чем они сами вдохновлялись.Поэтому получается, что в нашем плейлисте, в основном, что-то старое: Скотт Маккензи, «Мама» Касс Элиот, Джексон Си Фрэнк. Но есть и современные: PearlJam, MumfordandSons…

Вова: Есть ещё стиль такой – NewweirdAmerica. LocalNatives, FleetFoxes – такие вот «фолковатые» группы. По-моему, это очень похоже на то, что мы исполняем!

Вы собираетесь совершить первый тур по России. Как происходил выбор городов? И есть ли планы на «покорение» других стран?

Вова: На самом деле, это всё от площадок зависит, процентов на восемьдесят.

Антон: Наш концертный директор со всеми общалась, проводила анализ: где нас хотят видеть, куда нас готовы привезти, обеспечить приём и звук. И есть ли слушатель. Мы ждём от этой поездки очень много веселья: для нас быть вместе в дороге – большая радость. А вообще после фестиваля «STEREOLETO» нас пригласили выступать в Бордо, во Францию.  Но пока это ещё обсуждается нашим директором. И ещё нас зовут в Финляндию!

Вова: А так, хотелось бы поехать выступать в Бельгию. Мне там очень нравится…

Антон: Да он просто пиво любит!

Вова: Вот кстати бельгийское – ненавижу! Оно совершенно отвратительное! Но там очень красиво. Мне кажется, вернувшись оттуда, можно альбом переписывать. В Бельгии такие города – можно гулять часами! И есть множество мест, разных классных баров, где мы могли бы сыграть.

Антон: Да, ведь мы не стадионные исполнители. Огромные площадки – это не наш уровень. Хотя, это всегда хорошо, когда много народу, больше отклик от людей. Однако, когда концерт проходит в каком-то интимном месте, как квартирник, – в этом тоже есть своя прелесть.

Андрей: Главное – публика. И то, как тебя понимают. Всё зависит от этого, а не от конкретного места.

А ваш слушатель – кто он?

Антон: Омский хипстер! Это, конечно, шутка. На самом деле, нас слушают очень разные люди, очень разных взглядов. Поэтому очень сложно охарактеризовать «в общем». Конечно, девушек много – с этим не поспоришь…

Вова: И это приятно! Самому юному зрителю на нашем концерте было года три… Хотя, приходили и с грудничками! А самый взрослый «дядечка» был лет шестидесяти. В общем, от шести месяцев до шестидесяти лет!

IMG_3574-2

Сегодня многие молодые ребята хотят заниматься творчеством, но под влиянием родителей и друзей идут получать «настоящую» специальность. По вашему опыту, одно другому мешает, или наоборот?

Антон: Смотря, в каких пропорциях. В конечном итоге, человек сам должен решать. На определённом этапе, у меня тоже такое было. Мои родители – люди старой закалки – твердили о пользе и необходимости высшего образования. Но при этом, никто никогда не давил. И я совершенно осознанно ушёл в музыку. У меня был знакомый, очень хороший клавишник. Он жил музыкой, но был из семьи банкиров. И, наверное, это сыграло решающую роль. Его действительно «задавили» — просто запрещали заниматься. И, я считаю, что это неправильно.Но, в то же время, у каждого из нас есть что-то за плечами: кроме музыки я занимаюсь звукорежиссурой, Вова работает судьёй в Федерации водно-моторного спорта, Андрей учится в театральном, а Кирилл у нас – дизайнер.

Никто не застрахован от различных профессиональных неприятностей. Возникали ли у вас проблемы с голосом во время записи или выступлений?

Антон: С голосом проблем никогда не случалось. Меня подводит память. Постоянно. Оставайтесь на сегодняшний концерт – сами в этом убедитесь! Такой вот мой грешок – то текста кусочек вылетит из головы, то партитура.

Вова: Но ведь это случается со всеми! Многие чересчур перестраховываются – знаете, у U2 по всей сцене расставлены телесуфлёры с бегущей строкой, чтобы Боно, не дай Бог, что-нибудь не забыл. И обязательно – микрофон в ухе, куда говорят, когда ты вступаешь, а когда – не вступаешь. Это глупо. Мне кажется, что только когда всего этого нет, концерт и получается живой.

Есть ли у вас люди, которым вы обязательно показываете свои композиции, прежде чем выставить их на суд широкой публике? Кто-то, чьё мнение для вас важнее, чем «лайки» сотен фанатов?

Антон: Я ребятам посылаю.

Андрей: Мы слушаем, и говорим: «Антон, это так здорово! Выпускай скорее!» А он такой: «Неееее!» Или наоборот, говорим ему: «Антон, ну тут что-то не так», – а Антон всё равно выпускает.

Вова: У нас, собственно, группа с того началась, что Антон послал нам песню, которую записал сам. Поэтому мы и стали с ним играть. Это уже своего рода традиция.

IMG_3714-2

Как начинающему музыканту сегодня стать популярным? Интернет? Пение в переходах? Или шаманский бубен и пентаграммы на полу?

Антон: Это случайность. Большая случайность.

Кирилл: Он скромничает. На самом деле это много работы.

Антон: Конечно, на 50% это репетиции и рутина, в том числе. Но в основном – дело случая.

Вова: Ещё мне кажется, что не надо слишком сильно верить в себя. Многим начинающим музыкантам дают совет: «Верьте в себя, и всё получится!» Но этим нельзя увлекаться. Надо найти точную грань между уверенностью и самоуверенностью. Потому что, если ты слишком в себе уверен, то ты не поймёшь, когда придёт время остановиться и, может быть, начать делать что-то другое.

А у вас есть какие-то свои приметы, обряды, которые вы совершаете перед выступлениями?

Андрей: Иногда мы «курим» ароматические палочки.

Антон: Кидаем соль через плечо…

Вова: Рисуем мелом круг вокруг барабанщика… Нет, на самом деле у меня есть даже не обряд, традиция: я должен вымыть руки перед концертом. Обязательно! Причём, я должен не просто их помыть – я как хирург стою у раковины, пока всё стерильно не будет.

Андрей: Мы меняем батарейки во всём, где их можно поменять – очень хорошая традиция.

Вова: И есть ещё очень важная для нас традиция – после концерта мы обязательно встречаемся и идём куда-нибудь с нашими самыми первыми поклонниками. Их немного: человек пять в Москве и здесь примерно столько же. Они были с нами с самого начала, мы периодически у них жили, они нам помогали, всегда откликались. Наши самые первые друзья. И мы действительно всегда с ними встречаемся. Надеюсь, так будет и в других городах нашей страны.

IMG_3818-2

О роли музыки в своей жизни, об особенностях работы в кино и на телевидении, о творческом пути и дружной команде – читайте в следующей части нашей большой беседы.

 

Текст и фото: Анастасия Андреева

comments powered by HyperComments