You are here
Home > Театр > Если ты думаешь, что постмодерн мёртв, — подумай еще раз.

Если ты думаешь, что постмодерн мёртв, — подумай еще раз.

5 октября режиссер Пиппо Дельбоно устроил в Балтийском Доме настоящую литературоведческую оргию с Шекспиром, командой Deep Purple, Чеховым и тобой (да-да, именно тобой, который по ту сторону монитора) в главной роли.

о

Афиша предупреждала: «Идти подготовленным зрителям». Хмыкнув про себя  что-то типа: «Ахахах, знаем мы вас», я погладил свою единственную рубашку, надел любимую бабочку, чёрное пальто, ибо «в театр жешь»; погода — классическая, петербургская…

Спектакль «Орхидеи» волнующе обещал представить нам «классику» Шекспира под мотивы Deep Purple с лёгким привкусом Чехова. И ты меня прости, читатель, что я так передёрну, но сейчас (в процессе письма) мне на ум приходит голливудский фильм «Хижина в лесу» с её описанием: «Подростки решили провести незабываемый уикэнд в заброшенной хижине в лесу. Думаешь, знакомый сюжет? Так вот — ты понятия не имеешь, чем всё закончится на самом деле».

…так вот…

ТЫ ПОНЯТИЯ НЕ ИМЕЕШЬ, ЧЕМ ЗАКОНЧИТСЯ ВСЁ НА САМОМ ДЕЛЕ!

о2

А начинается все так:

«Уважаемые дамы и господа, добро пожаловать в Балтийский Дом. Убедительная просьба: выключить ваши телефоны и получать удовольствие. Вот я сейчас сказал «удовольствие» и сам задумался: а какое это удовольствие должен получить человек в театре? И вообще, вот о чём и, самое главное, с кем ты в театре говоришь по телефону? О чем ты говоришь тому, с кем разговариваешь во время спектакля? Или ты делаешь фото или видео? Ну вот куда ты их потом выложишь? В Youtube? В Instagram? Но ведь выйдет всё в ужасном качестве, и кому ты такое пошлёшь?..

Моя мама умерла год назад. Она всегда говорила, что театр есть субстанция, в которой люди общаются с мёртвыми, где уж тут удовольствие? Почему она умерла? Сейчас мне кажется, что она умерла из-за того, что вконец перестала понимать мир. «Facebook», «Youtube» — она не видела никакой разницы и не понимала, зачем они нужны, если всегда можно пойти на рынок, купить 100 грамм мяса и заболтаться с продавцом на полчаса обо всём на свете. Зачем всё это, если вокруг тебя есть живые люди? Я не понимал её тогда, снимая всё вокруг на свой телефон: улицы, революции, манекены, зоопарки… и ты не поверишь, зритель, но я снял даже умирающую мать».

Futura Tittaferrante-12Нет никакого смысла пересказывать сюжет, ибо его как такового нет. «Орхидеи» — это скорее сборник новелл на вечные темы: любовь, страсть, путешествие, выбор, поиск смысл всего сущего (чем, собственно, мы и занимаемся со времён Месопотамии). За два часа зрителями переживается весь спектр чувств: похоть и ханжество, солидарность и преступное безразличие, любовь и ненависть, смех и грусть, горе и радость. Но лейтмотивом пройдёт — СТЫД. Стыд за то, что по сути своей мы не ушли далеко от приматов-обезьян, что и демонстрировалось на огромном экране: эффектный, мастерский монтаж в мгновение ока переносит тебя от манекенов в торговых центрах уровня лакшери до макак, изуродованных звериным оскалом, до полуразложившихся трупов обезьян, до полуразложившихся трупов людей. В чём разница? Да ни в чём! «Я взбешен, разъярен, и летит моя трость прямо к морде его…», — спасибо, Сергей Александрович, что подсказал нужные слова.

Постмодерн живее всех живых. Ибо какая еще искусствоведческая эпоха сможет показать на весь зрительный зал live-запись (о, поверь мне, когда ты это увидишь ты поверишь, что это живая запись) умирающей матери, умоляющей тебя: «Родной мой, не плачь, просто так суждено — мне нужно уйти раньше тебя»?  А ты только и можешь, что растирать её руки. Что еще ты можешь сделать?

Любовь, смерть, революции, продажа подделок М(о,а)не, Шекспир, голые гомосексуалисты, Че, семидесятилетний псих-инвалид, Чехов, травести-шоу, ненависть что к религиозным ханжам, что к капиталистическим ублюдкам, что к коммунистическим безбожникам — всё одно, Deep Purple, древнегреческие мифы и любовь ко всему живому — вот что такое спектакль «Орхидеи».

о3

И я не могу сказать, что мне не понравилось. Нравится, не нравится — что это за категории, когда пред тобою драма? Но, так или иначе, я в глубоком шоке от увиденного. И вот эта моя эмоциональность, которая несёт в себе, безусловно, негативную коннотацию, есть хорошо. Иисус не выбирал себе в друзья беленьких-хорошеньких. Почему я должен?

Пиппо Дельбоно помыл всё вышеперечисленное, раздел донага, разделал идеально-острым ножом, подал на стол в блюдах для людей категории «А», провел в роли конферансье трапезу, перевалил, испражнил на этот же стол в дорогущий фарфор и вновь скормил всё тебе.

А при чём тут Шекспир — спросишь меня ты? А Шекспир тут как бы Бог — в каждом слове и нигде.

Одновременно.

Текст: Борис Кондратов

Фотографии предоставлены пресс-службой театра

 

comments powered by HyperComments