You are here
Home > Театр > Человек не может без носа, носу не важен человек

Человек не может без носа, носу не важен человек

Моноспектакль режиссера Дениса Хусниярова по мотивам повести Н.В. Гоголя «Нос» — это разгар фестиваля «Театр Механика».

нос

Недавно Центр современного искусства им. Курехина преображается на глазах. Интересные экспозиции, иногда из простых, подручных вещиц — безусловно, одна из главнейших тенденций современного искусства.

Так и сегодня в противоположной стороне от сцены виднеется огромный цветок из досок. Звучит грубо, зато выглядит фантастически — это произведение Петра Белого под названием «Тишина», лучший объект визуального искусства премии Сергея Курёхина 2010 года .Однако на сцене сегодня декорации отсутствовали, там стоял лишь деревянный куб с одним отверстием вроде дверного глазка.

Спектакль демонстрировали уже в третий раз, но зрителей предупредили о возможных технических неполадках, которые могли возникнуть из-за использования киноэкрана. Экран уже был готов к началу действия, а артисты все не появлялись. Как же так? Мы же в театре! Перформансы, различные спецэффекты, применяемые сплошь и рядом — это все понятно, но люди-то, люди где? И тут некоторые зрители замечают, что куб на сцене примерно человеческого роста, ну почти… В общем, актер Андрей Папанин появился перед нами одновременно в двух ипостасях. Очень хорошо, ведь придется ему сейчас за всех отдуваться одному, все-таки перед нами моноспектакль.

Довольно четко прослеживается сюжет оригинального «Носа». Местами приводятся цитаты, но все же чувствуется и другое наполнение сценария, новое дыхание, так сказать.

Случилось что-то невероятное! Как-то раз с утра один коллежский асессор лишился собственного носа. Люди видели его на Невском проспекте, потом он отправился в Казанский собор и самозабвенно молился. Это происшествие доставило проблемы не только своему владельцу. Цирюльник по имени  Иван Яковлеч пытался избавиться от своей находки, но тщетно. Даже после того, как он был выброшен с моста, нос невозмутимо разгуливал по городу. Не мудрено, что нос молился — свобода, наконец.

Текст сценария дополняли научные термины, да вообще весь куб изнутри выглядел как мини-лаборатория по исследованию одного из дыхательных органов. То есть  наш незаменимый герой сопровождал все действие повествованиями о физиологических особенностях строения носа.

Но больше всего поразило начало спектакля: написание целой картины, сопровождаемой еще одним рассказом о носе. Очень длинном носе одного монаха, таком носе, который ниже подбородка. Он так мешал ему, что даже обедать приходилось с помощью учеников. Зрители увидели на экране полотно и акварель, и через несколько мгновений все уже лицезрели и монаха. Священнослужитель не показывал вида, что стыдится носа, но в душе всегда боялся вопроса об этом. И он терзал себя до тех пор, пока не избавился от громадного носа. Все разрешилось, но…  На душе монаха стало еще хуже, ведь нос был неотъемлемой его частью. Именно тот старый длинный нос.

Впрочем, у асессора Ковалева дела обстояли не лучше: после того, как блудный орган, ведущий автономную жизнь, был возвращен хозяину, прикрепить его на место оказалось задачей не из легких. Оказалось, что нос возомнил себя наследником испанского престола и уже помышлял о расширении границ своего государства. Здесь была затронута тема раздвоения личности, так называемая  диссоциация — две персоны в одном человеке. Причем они могут быть разного пола, возраста, национальности и о друг друге ничего не знают, не помнят.

И сейчас пора бы отметить, что на этом фестивале постановки не просто необычные, они стирают границы, ставят эксперименты и ничего не боятся. В случае с «Носом» сам режиссер говорит о применении буквализации метафоры как генерального театрального приема. Провокации как изнутри, так и снаружи.

Таким образом, главный герой все время находился внутри черного ящика и как будто  транслировал все происходящее внутри на экран в зрительном зале. Очень интересно, что все выглядело так, как если бы он все это время сам себя еще и снимал. Так ли это на самом деле, либо нам показывали видео «из записи» — осталось загадкой. После спектакля многие задержались посмотреть вживую на человека из куба, так как тот даже аплодисменты принимал через камеру. И было неясно, либо все так и было запланировано и мы видим уже отснятый ролик, либо все происходит как онлайн-трансляция, эдакий телемост.

В любом случае, все произошедшее заслуживает огромного уважения, в первую очередь исполнитель спектакля, который до последнего сохранял иллюзию присутствия на экране всех своих героев. Режиссерская работа, не исковерканная лишними деталями, и, конечно, организаторы, хорошо поработавшие над тем, чтобы зритель почувствовал себя причастным к уникальному мероприятию.

Текст: Алла Козбаненко

Фотографии предоставлены пресс-службой театра

comments powered by HyperComments