Вы здесь
Главная > Интервью > Алексей Дунаевский, председатель отборочной комиссии кинофестиваля «Начало»: «Кино возникает даже там, где его никогда не ждешь»

Алексей Дунаевский, председатель отборочной комиссии кинофестиваля «Начало»: «Кино возникает даже там, где его никогда не ждешь»

В прошлую пятницу состоялось открытие XIII фестиваля дебютных и студенческих фильмов, в рамках которого будет представлено 187 картин. О том, как они отбирались и насколько сложно создать свой первый фильм, мы побеседовали с председателем отборочной комиссии фестиваля Алексеем Дунаевским.

— Алексей, как вы оказались на этом фестивале?

Я занимаюсь организацией подобных фестивалей более 25 лет, участвую в этом фестивале как отборщик – 8 лет. Когда фестиваль вошел в полосу кризиса в 2006 году, меня пригласили к участию в его организации, так я и остался.

— Почему вы решили остаться? Настолько сильно понравился процесс?

Хороший вопрос. Вы понимаете, это очень большая ответственность, большое количество нервов нужно потратить, испытать бесконечные стрессы, так что вряд ли можно сказать о подготовке фестиваля «нравится». Но это и есть работа – она крайне важна, ты не можешь не заниматься этим, потому что хочешь погрузиться в массу фильмов, а затем, вынырнув, показать самые лучшие, но сказать об этом «нравится», я не рискну. Тут речь, скорее, о глубокой зависимости.

— Можно заметить, что в этом году и без того большое количество зарубежных фильмов заметно увеличилось.

У нас международный кинофестиваль, к нам ежегодно приезжают иностранцы-участники. Я бы не сказал, что процент зарубежных картин в этом году сильно отличается от прошлых лет. Дело в том, что количество зарубежных картин заметно превосходило число российских работ в процессе отбора. Если я буду исповедовать следующую идею — наши фильмы должны доминировать по праву принимающей стороны — что я зрителям докажу? Что собрал множество «своих» картин только представительства ради? Тогда я вызову недоумение и разочарование. Сейчас же мы собрали только 9 российских картин, но за них нам не стыдно, и они будут на равных конкурировать со всем остальным миром.

— А общее количество присланных работ как-то меняется?

Это полный хаос. Когда отбор только начинается, к нам непрерывно поступают фильмы с разных концов света и по-разному — кто-то присылает картины через электронную почту, кто-то по почте обыкновенной – мы мешками оттуда диски выносим. Сосчитать очень сложно. В этому году мы 2600 фильмов отсмотрели, а сколько получили – Бог знает. Ведь некоторые киношколы посылают нам не просто свои лучшие работы, а вообще все работы, которые у них есть. И мы понимали, что если будем всю продукцию этой киношколы отсматривать сверху донизу, то упустим отбор. Но все равно успевали просмотреть все фильмы до одного. Подготовка к фестивалю началась в мае, а первые картины прибыли еще раньше. Шесть дней в неделю мы работали по 5 часов, начиная с раннего вечера и до самой ночи.

— Какие основные критерии отбора?

Мы уже достаточно опытные: я 30 лет работаю в этой сфере, и за это время научился находить нужное. И такие же у меня коллеги. К тому же мы хорошо знаем призовую ситуацию, реакцию на этот фильм в его стране и за рубежом. Главный же принцип: картина проходит на фестиваль только единогласным решением комиссии. Если даже один против, то в лучшем случае фильм попадет во внеконкурсный показ.

— Есть ли какая-то тенденция в работах, которые вам присылают?

Ничего не изменилось. Ежегодно присутствует поток талантливых работ. Но можно отметить, что Польша как была, так и остается лучшей учебной территорией. Каждый год польские киношколы присылают нам сильные работы. Там все повторяется: проходит год, и ребята, которые были первокурсниками, поднимаются на новый уровень. Не все, конечно, но многие. Вторая тенденция: все больше и больше появляется фильмов из стран, от которых мы вообще ничего не ожидали. Откуда, скажем, взялась киношкола в Саудовской Аравии или в Бахрейне? В Ираке или в Афганистане? Но кино все равно возникает там, где его не ждешь.

— А как снимается студенческое кино? Это же большие деньги.

Чаще всего студент получает первого спонсора в виде собственных родителей, или, как Мартин Скорсезе, богатых родителей своих друзей-приятелей, которые снимались у него как актеры. Хочешь быть кинорежиссером – жди беды. Ведь самое сложное – это не снять картину, а найти средства. Иногда выходит так, что режиссер настолько рвется к своему первому фильму, что готов снимать за копейки, но в результате фильм получается совсем не таким, как хотел его автор. Поэтому лучше 10 лет копить и ждать, хотя история кино знает великолепные картины и за 10000 долларов.

— Как вы считаете, насколько такой фестиваль актуален?

На мой взгляд, он актуален тем, что охлаждает наиболее горячие головы. Некоторые студенты из числа тех, кто на хорошем счету у себя в киношколе, убеждаются в том, что их «пятерки» — подчас завышенная оценка. Здесь они видят реальный мировой уровень, к которому нужно стремиться.

У нас зрители смотрят замечательные работы и поражаются: как это может быть дебютным фильмом? Дебют же должен быть застенчивым и «хромым на обе ноги». Это очень интересный вопрос, что такое первый фильм? Правильно сказал А.Гордон, что дебют нужно оценивать по самым строгим меркам, потому что ты готовишься к нему дольше всего, эта картина – самая главная в твоей жизни. У меня есть мечта, чтобы наши фестивальные залы заполнились целиком, особенно на ранних сеансах, но как пробудить зрителей от спячки, я пока не знаю. Но буду биться до смерти. Ведь как красиво умереть в процессе отбора фильмов. Стендаль бы позавидовал.

Текст Марина Теущакова

comments powered by HyperComments