Вы здесь
Главная > Театр > Грачи прилетели — это хороший знак!

Грачи прилетели — это хороший знак!

Субботний вечер 19 июля был жарким и довольно странным – ведь в Театре поколений прошла премьера новой комедии «положений» с интригующим названием «Грачи прилетели, или чрезвычайное происшествие в Циммервальде», посмотреть которую собрался полный зал ценителей театрального искусства.

г

В основу сюжета постановки легли вполне реальные исторические события, случившиеся в 1915 году в далёкой швейцарской деревушке. Понять, что же конкретно вдохновило  в данной истории режиссёра из Германии Эберхарда Кёлера, можно сразу: известные политические деятели собрались все вместе, чтобы обсудить план по «захвату мира». И притворились  для этого исследователями птиц! Этот абсурд как минимум вызовет здоровый смех у зрителя, а как максимум — заставит задуматься о происходящем в мире. Задачка не из лёгких, но Эберхард известен своей любовью к смелым опытам. Тем более что с Театром поколений он дружит уже не первый год.

Итак! Зрители в зале. Ожидание начала… И сразу же необычный поворот: вместо незамедлительного оживления на сцене мы попадаем в атмосферу дружеской беседы. Художественный руководитель Данила Корогодский решил поговорить с публикой, о том, что же, собственно, нам предстоит увидеть в следующие  два часа просмотра. Такой способ подружиться со зрителем не может не подкупить. Что может быть приятнее, чем когда создатели спектакля занимаются не самолюбованием, а прежде всего задумываются о внимании и удобстве гостей?  В непринуждённой обстановке мы знакомимся с бригадой, делающей представление. Все они выполняют множество функций. Так, мы узнаём, например, что Симон Хо являет исполнителем сразу трех «ролей»: звукорежиссёра, композитора и действующего актёра этого спектакля. Наконец, по  сигналу режиссёра все отключили телефоны и наконец-то погрузились в представление.

Первая же сцена – это явный признак того, что всё действо будет некой провокацией. На сцене в образе женщины с ребёнком появляется Смерть. Надетая на неё маска скелета является явной подсказкой «в лоб», якобы для тех, кто вдруг не догадается. Ибо образ этот довольно-таки понятен и читаем, особенно исходя из тех событий, которые впоследствии случаются с нашей героиней. И события эти не могут не восхищать.

г2Вся сценография задействована в создании спектакля ничуть не меньше, чем актерский состав. Особое впечатление производят бутафорские предметы, помогающие восстановить подлинные исторические события. Сначала мы видим милый пикник княгини Софии Гогенберг и эрцгерцога Франца Фердинанда, на котором они попивают картонное шампанское из картонных бокалов. А  немного погодя начинается война, и на месте счастливых посиделок образуется танк из тех самых кресел, на которых только что мирно сидели герои. Но апогеем «бумажной истории» является появление военного со своей женой, ради которой он добивает раненого солдата — для того, чтобы снять с него ботинки для замерзающей девушки. И сразу же погибает сам. В этот момент женщина рожает. Но не ребёнка, как могли бы подумать многие … она рожает бутафорскую ядерную бомбу. И это знак того, что убийство рождает убийство. А чтобы свету явилось что-то новое, обязательно должно уйти что-то старое.

Хотя режиссёр называет себя приверженцем более реалистичных форм, данный спектакль решён в абсолютно противоположном жанре. Данила Корогодский этот жанр назвал фантастическим с элементами истории. И это точно подмечено! Ведь всё, что происходило далее, можно охарактеризовать одной фразой Виктора Гюго: «Всё смешалось в общем безумии …». На сцене представили неимоверное количество аутентичных этюдов, слепленных воедино, представлявших собой общую картину мировой политики, культуры разных стран и, конечно же, межличностных отношений, включая любовные интриги. Куда же без них?   На фоне всей этой политической нестабильности мы видим явную связь Фриды Кало и Троцкого и совсем уж абсурдную парочку — дух Ленина, нашедший своё утешение и признание в хозяйке гостиницы Пэппу Яге (Бабе Яге).  Кстати говоря, о последней героине, которую блестяще сыграла Елена Полякова.  По классике жанра подобные персонажи всегда являются самыми яркими. И данная постановка — не исключение. Это чётко пойманный характер. Манера поведения, всегда находящаяся на грани некого срыва. Яга еле сдерживается каждый раз, чтобы не выдать себя. Ведь, как оказалось в конце постановки, её функция самая главная — она хранительница портала, коим является её гостиница.

г4

Вообще с самого начала и до конца некоторых зрителей одолевает вопрос актуальности всей этой истории. Казалось бы, Советский Союз, Ленин, Троцкий, левые и правые социалисты… Что в этом может быть общего с тем, что происходит в нашем мире сейчас? Но режиссер и актёры время от времени напоминают нам о неслучайности данной темы. Во время зачитываемого манифеста, в котором сказано о ситуации в Европе, один из героев задаёт риторический, по сути, вопрос: «А вы этот манифест сейчас придумали или сто лет назад?».  И здесь мы понимаем, что это и есть та самая лакмусовая бумажка нынешних событий.

А душещипательный дуэт актёров, исполняющих украинскую народную песню, передвигающихся по мокрым следам от тряпки, которой моет пол хозяйка гостиницы, наталкивает на мысль о том, что где-то  сейчас происходит непростое событие, именуемое «зачисткой» под национальными лозунгами.  И в этих приёмах нет ничего удивительно! Как говорится, на злобу дня!  Ведь Эберхард уже не раз приурочивал свои постановки к трагическим моментам, происходящим здесь и сейчас. Вот он, тот самый актуальный смысл всего того, что мы видим на сцене.

г3

Вообще спектакль местами напоминает кадры из хорошего арт-хаусного кино. Такое впечатление создаётся зачастую благодаря авторскому музыкальному оформлению.  Симон Хо не просто создал красивый и трогательный фон, он умудрился во время действия быть и душой, и телом на площадке. Такие моменты были особенно живыми.  Казалось, что именно в эту секунду вершится некая истина и волшебство современного жанра. Полнейшая эклектика даёт нам хорошую почву для размышлений. Однако порой сложно следить за перевоплощениями актёров. Практически каждый из них играл по три персонажа, и от этого порой и в голове, и на сцене возникал сумбур. Хотя возможно, что и это было задумкой режиссера.
Практически в финале  уже полюбившаяся нам Баба Яга провожает в загробный мир Ленина. Любящей рукой она берёт лопату и забрасывает вождя воображаемой землёй. Делает она это не без грусти, ведь на протяжении всего спектакля она была некой музой для него.  Пожалуй, это и является логическим концом, потому как после «похорон» уже  сложно думать о неком продолжении.

Свет погас, и зритель ещё долго не хлопал. Говорят, это хороший знак. Знак того, что человек задумался, того, что он готов к диалогу, готов смотреть и понимать такие вещи. Вещи, предназначение явно не для всех!

 

Текст: Наталья Беспалова
Фото: Анна Яковлева

comments powered by HyperComments