Вы здесь
Главная > Кино > Цветная теорема Терри Гиллиама

Цветная теорема Терри Гиллиама

p_178142Захватывающая своей многогранностью, балансирующая между фантастикой и сюрреализмом, на российские экраны вышла последняя кинолента Терри Гиллиама — «Теорема Зеро». С именем этого режиссера связаны самые неординарные, даже непредсказуемые сюжеты, которые с тонкой иронией проецируют реальную жизнь на киноэкран. Гиллиам и в этот раз не обманет всеобщие ожидания.

В «Теореме Зеро» он создает гротескный, в чем-то даже абсурдный мир недалекого будущего. Его шумные улицы завешены яркими плакатами, а обитатели заняты на странных работах под присмотром загадочного Управляющего (Мэтт Деймон).

Центральный персонаж фильма Коэн Лэт (Кристоф Вальц) живет в заброшенной церкви и не любит покидать ее, поскольку уверен, что в ближайшее время ему позвонят и сообщат по телефону, в чем смысл жизни. С просьбой позволить ему работать на дому он приходит к Управляющему. Ему удаётся получить согласие с условием, что дома будет заниматься разгадкой сложнейшей теоремы. Этой цели герой и пытается добиться почти 2 часа хронометража фильма, и она, так или иначе, определяет все его действия. Несложно провести параллель между этой целью и тем телефонным звонком, которого герой ждал в своей заброшенной церкви. Выходит, поиск смысла жизни и разгадка теоремы как бы сливаются, взаимно дополняя друг друга.

p_634625

Заметна здесь также отсылка к фильму «Пи» Даррена Аронофски, где герой ищет некий код, по которому изменяются курсы мировых биржевых акций. Поиск ответа точно также становится для героя жизненной целью и постепенно приобретает в ленте гораздо больший смысл, чем значение математической формулы. Перекличку можно заметить и в фигурах главных персонажей обоих фильмов. Коэн — имя героя у Гиллиама, совпадает с фамилией персонажа Аронофски. Примечательно и внешнее сходство героев: Коэн Лэт из «Теоремы Зеро» предстает лишенным волосяного покрова, и Макс Коэн из «Пи» в какой-то момент тоже сбривает волосы.

p_634624

Понятно, что эта отсылка появляется у Гиллиама неспроста. Налицо и тематическое единство обоих фильмов, и сходство проблематики главных героев. Есть, однако, и то, в чем эти фильмы разительно отличаются друг от друга. Если у Аронофски внешнее оформление кино соответствует внутреннему содержанию и заставляет зрителя задуматься о нем – фильм является черно-белым, что добавляет ему напряжения, то Гиллиам наделяет «Теорему Зеро» обилием красок. При этом кино выходит не просто цветным, а выразительно, даже навязчиво ярким, отчего становится еще более гротескным. Так выстраивается оппозиция: искания главного героя, его рассуждения о смысле жизни сталкиваются с излишней красочностью, которая мешает воспринимать фильм серьезно. Гиллиам как будто бы позволяет себе пошутить над Аронофски.

p_634627

В целом фильм кажется одной большой шуткой. К примеру, не может не рассмешить костюм, в который облачается Коэн, чтобы заняться виртуальным сексом со своей подружкой Бейнсли (Мелани Тьерри) или электронный психоаналитик героя в исполнении Тильды Суинтон, внезапно появляющийся на экране компьютера в самые неподходящие моменты. Однако по мере развития сюжета в картине начинают появляться эпизоды, выбивающиеся из этой шуточной атмосферы. Так, в одном из своих виртуальных путешествия герой оказывается где-то в космосе, обнаженным и в одиночестве смотрящим на свою подружку. Это наталкивает как на размышления об его реальном одиночестве, так и на мысли об истинной идее кино, которая скрыта за огромным количеством шуток, мелочей и разноцветных подробностей.

p_622830

Фильм «Теорема Зеро» оставит у зрителей большое количество вопросов, о которых они задумаются только после его окончания. Он будет воспринят как сатирическая шутка, которую слушают на одном дыхании, ожидая эффектной развязки, и только потом понимают всю многогранность ее смысла.

Текст: Анна Деспоташвили

p_174814

comments powered by HyperComments