You are here
Home > Театр > «А вы ноктюрн сыграть могли бы на флейте водосточных труб?»

«А вы ноктюрн сыграть могли бы на флейте водосточных труб?»

«А вы ноктюрн сыграть могли бы на флейте водосточных труб?»… Режиссер Максим Диденко сыграл ноктюрн Маяковского и на водосточных трубах, и на деревянных палках, и целым оркестром студентов театральной академии курса н.а. Анны Алексахиной. Можно уверенно (в стиле самого Маяковского) заявить, что спектакль «Флейта-позвоночник» в Театре им. Ленсовета – это стопроцентное попадание.  

маяк

Как нужно говорить о Маяковском? Так, как о нем говорит Диденко — с гремящей музыкой, со стуком молотков, с красным революционным цветом, с суровым пронизывающим взглядом, на контрасте плавных и угловатых движений. Театр им.Ленсовета превратился в площадку, кричащую голосомпоэта-футуриста. В атмосфере витает дух протеста, надрыва, вызова.

Что такое Маяковский? Это разрыв привычных порядков. Это сила, энергетика, выплескивающаяся через край. Так и спектаклю о Маяковском в пространстве малой сцены тесно. Спектакль выполз прямо ко входу, высунул головы из гардеробной стойки, растекся по перилам лестницы в образе девушки с перевязанным красной тканью лицом (Тоня Сонина). Он голосом Галины Кочетковой диктует свои условия, не пуская в зрителей в зал, заставляя ждать определенную команду.

unnamed (1)

Зрителей ведут по лестнице, заставляют смотреть то вниз на самоубийство Маяковского, то наверх – чтобы вовремя убрать голову от летящих сверху плащей. Никто не знает, что будет дальше, никто не знает, куда его ведут. А ведут в кабаре, созданное в фойе перед входом в зал. Тут зрителя встречает смесь всего, что смешивать, казалось бы, нельзя – сам Маяковский, Арлекин и Пьеро, товарищ Сталин, восседающий в своем кресле и самодовольно читающий мораль «Что такое хорошо, что такое плохо», известный любовный треугольник Лили Брик, Осипа Брика и Маяковского, сделанный в виде пантомимы. Все это сопровождается практически непрерывным музыкальным потоком. Артисты меняются музыкальными инструментами, передавая их по кругу точно эстафетную палочку. В каждых новых руках один и тот же инструмент звучит по-новому, но обязательно ярко и уверенно. Произведения Маяковского читают на все лады: хором, по одному, нараспев, речитативом, под музыку, в тишине, шепотом, криком. Читать их одинаково — бессмысленно. А так по-разному экспрессивно – в самый раз.

vfzr2

В зрительный зал гости попадают только на третьем этапе пути по миру Маяковского, после шествия по лестнице и присутствия в кабаре. Эта заключительная часть, названная в программке «Рай», сыграна практически без слов. Лишь в финале звучат строки из «Флейты-позвоночника». И, точно иллюстрируя произнесенное, Маяковский оказывается гвоздями приколочен к бумаге.

Марк Овчинников, исполняющий роль Владимира Маяковского, – как связующее звено, центр всего этого хаотичного и сумасшедшего мира. Кажется, все, что происходит на сцене, в фойе, на лестнице – это тот внутренний мир поэта, выливающийся в поэзию. И в спектакле он с важным видом хозяина, обходящего свои владения, появляясь во всех сценах, то участвуя, то присутствуя, то, как бы, наблюдая со стороны.

unnamed

Поэт спускается с балкона по лестнице вниз головой, шляпа быстро скатывается по ступенькам и падает на пол. Перевернуть этот мир вверх дном – в этом весь Маяковский. Он идет по круглым деревянным палкам, каждым шагом отбрасывая их назад. Он падает в объятия огромного красного тряпичного человека и через секунду вступает с ним в борьбу. Это и его борьба с обществом, и его сопротивление миропорядку, и вечная борьба Маяковского-поэта и Маяковского-человека. Кричащий дух Маяковского во всем — в музыке, в намеренно громком звуке шагов, в свете, озаряющем сцену то холодящимсиним цветом, то ядерно-красным. Текста практически нет, третья часть – это и пантомима, и пластический театр, и театр танца.

unnamed (2)

Маяковский удивляет, Маяковский шокирует. Максим Диденко ни на секунду об этом не забывает, каждая новая сцена его спектакля – это шок. Обнаженный Маяковский ходит на пуантах и прыгает на колени к Сталину. Сам Сталин распевает арию Ленского: «Куда вы удалились от меня». Постоянно появляется человек с чемоданом на голове. Актеры перемещаются, поставив одну ногу в ведро с водой. Лиля Брик предстает с замотанным красной лентой лицом, которую лишь под конец раскручивает Маяковский, сам путаясь в ней. Все это краски, которыми Диденко рисует картину футуристического мира.

unnamed (3)

Форма физического театра, оказалось, подошла Маяковскому как нельзя лучше. Маяковский – это что-то выходящее за все рамки, за все жанры. Для  сценической прорисовки поэта-футуриста важны именно эмоции, проживание, самовыражение, поток мыслей – то, что как раз и дает физический театр.

 

Текст: Яна Чичина

Фото: Юлия Кудряшова

comments powered by HyperComments