Вы здесь
Главная > Театр > «A dónde vas? dónde vas nube de mi soledad?»: Куда ты? Куда ты, мое одиночество?

«A dónde vas? dónde vas nube de mi soledad?»: Куда ты? Куда ты, мое одиночество?

После «Макбетино», ставшего в Петербурге живой легендой, о которой говорят, пишут и спорят уже больше года, Юрий Бутусов ставит в том же Театре им.Ленсовета, руководителем которого является, Чеховскую пьесу «Три сестры».

unnamed

Четыре с половиной часа философских монологов, кричащих душ, разбитых надежд. Бутусов остается верен своему театру – театру этюдному, коллажномунеординарному. Театру, в котором сцены повторяются по несколько раз , в котором актеры не просто открывают душу, а выворачивают ее наизнанку перед зрителем, в котором музыка настолько тесно связана с движением и ритмом спектакля, что становится полноправным действующим лицом.

Как и все пьесы Чехова, «Три сестры» —  драма жизни с отсутствием событий.  В драмах Чехова события – это только фон, а на передний план выходит быт. Бутусов от иллюстрации этого быта отказывается. Стол, за которым недвижно сидят сестры в начале первого акта, пуст; на сцене масса хаотично расставленных предметов  — ковры, кирпичная стена, замурованный в ней рояль. Герои живут не в доме, а в какой-то особой бесконечной пустоте, где все окружающие предметы напоминает временное пристанище. Именно пустота, как внешняя, так и внутренняя, выступает у Бутусова вперед, задавливая надежды. Персонажи выходят из неоткуда, выносят с собой стул, садятся перед зрителем и начинают говорить о своем. Они смотрят в зал, точно ищут собеседника, но не находят. Здесь все говорят только себе одномуКогда Андрей (Виталий Куликов) собрался поговорить с сестрами, они, опрокидывая стулья, встают и уходят, оставляя брата разговаривать с самим собой.

unnamed6

Три сестры –  это три ипостаси единого целого. Единого одиночества.  Они крайне похожи в сценах  статичных, сдержанных. Но они совершенно разные в своих монологах, в сценах с эмоциональным надрывом. Ольга (Анна Алексахина) – самая старшая по возрасту, но самая младшая душой. Такой наивный, добрый ребенок, но скрывающий большую рану в душе.  Маша (Ольга Муравицкая) – с грубым голосом, и самым потерянным взглядом. От нее особенно веет какой-то безысходностью. Может быть,поэтому в самом начале она одна из сестер держит в руках пистолетИ Ирина (Лаура Пицхелаури) в истории которой и показан процесс перехода от мечтаний о светлом будущем к смирению с беспросветностью.  Весь этот процесс происходил внутри и выражался в тексте – никак не иллюстрируясь в мимике.

unnamed5

Известная всем фраза «Пока герои пьют чай, их жизнь рушится» — не про бутусовский спектакль. У него жизнь и надежды героев рушатся, пока они кричат, танцуют, поют, стоят, молчатНикаких привычных бытовых дел – только физическое выражение внутренних переживаний.  Их мечты улетучиваются в процессе той однообразной блеклой жизни, которую зритель не видит. Идут года, во внешности меняются только платья сестер, а их лица, их статичные позы выражают всю ту же усталость и неприкаянность.

unnamed11

Над мечтой сестер о Москве издеваются буквально в первых сценах – Вершинин (Олег Андреев) намеренно громко и наигранно с неприкрытым сарказмом повторяет трижды «А я из Москвы». Не знание пьесы, а хотя бы эта самодовольно сказанная фраза (рассмешившая весь зал интонацией, с которой была подана) дает право не сомневаться – никто в Москву не поедет. Не поедут и потому, что не предпринимают ничего. Три сестры и Наташа неподвижно сидят за столом, а все остальные герои суетятся сзади них у вешалок, бесконечно много раз надевая, снимая и снова надевая рубашки, брюки и пиджаки, подыскивая под новый образ себе осанку и выражение лица, точно подбирая себе роли. Тоже бутусовская «фишка»  – спектакль кажется открытой репетицией, будто стены между гримерной и сценой вдруг не стало, как не стало стены между театром и жизнью.

unnamed7

Удивительным получился Соленый в исполнении Ильи Деля. Кажется, эта роль именно для него – у Бутусова Соленый похож на чёрта, с синим ирокезом на голове и в красных перчатках, постоянно встревающий во все разговоры, мелькающий то тут, то там, неожиданно выбрасывающий неуместные фразы. Свойственная Делю пластика – суетливая, дергнаннаяхаотичная, еще больше приближающая его к черту или бесу, проявляется особенно в сценах Соленый-ТузенбахСоленый единственный, кто не мечтает о будущем. У него другая миссия – он помогает  ломаться чужим судьбам. И кому как не черту это лучше всего делать.

unnamed3

Наташа (Анна Ковальчук) в чем-то похожа на Соленого. Своим присутствием, своими правилами, своей надменностью, она точно не дает дышать сестрам, постоянно задуваяперед ними свечу, как последнюю надежду.

Безостановочное действие, которым отличаются спектакли Бутусовасмогло ужиться и в Чеховской «бессобытийной» пьесе. Сцена, в которой Маша приносит Вершинину письмо от жены, и сцена прощания Вершинина с Машей повторяются по пять раз подряд. С каждым разом увеличивается скорость происходящего, и теряется смысл, но последний сыгранный вариант и тишина после нее этот смысл возвращают и удваивают.

unnamed12

Бутусов не прорисовывает на своей картине детали, он пишет широкими, размашистыми мазками, выходя за пределы холста. Он рисует черно-белыми красками, но в его руках они подсознательно раскрашиваются всеми цветами. Среди всего балагана, фарса, хаоса, шуток и истошных криков, странных фраз, среди всего этого шумного и предельного читается поистине глубокий смысл. Почти все философские монологи чеховских  персонажей произносятся дважды, с интервалом в акт.  И тема «нас забудут», и тема одиночества, и тема несостоявшейся любви, разрушенных надежд и сломанной жизни. Кажется, страхи и разбивающиеся мечты говорят сами за себя, а персонажи бегут от них, мечутся по сцене… . Эти монологи – как открытые раны, стоит их коснуться, и они разрывают болью все тело. Актеры произносят их на пределе эмоций, срывая голоса. Тексты вырываются  из контекста пьесы, и на какой-то момент становится не важно, кто это говорит. Но после каждого такого отступления, зрителя снова кидают в дом Прозоровых. Наверное, этим  Чехов и интересен Бутусову – ему интересна не фабула, а темы, смыслы. На них он и выстраивает свою антилинейную композицию.

unnamed2

Спектакли Бутусова имеют свою особую атмосферу. Они гениальны и невероятно трудны. Впечатления от спектакля трудно, почти невозможно сформулировать сразу, все увиденное, отложилось где-то внутри, на подсознательном уровне. Его спектакли нужно смотреть еще раз, а потом еще и еще, с каждым разом открывая новые ракурсы, новые темы, новые эмоции и с каждым разом все больше проникаясь его гениальностью.

Текст: Яна Чичина

Фото: Юлия Кудряшова

comments powered by HyperComments