You are here
Home > Интервью > Я воспринимаю Островского как друга

Я воспринимаю Островского как друга

Интервью перед премьерой в Кинешемском Драматическом театре имени Островского дал режиссёр спектакля «Женитьба Бальзаминова» Виктор Васильев

— Здравствуйте, Виктор Вячеславович. Совсем скоро, 5 октября, театр откроет свой новый, 116-й, сезон. Вы ставите спектакль по пьесе А. Н. Островского «Женитьба Бальзаминова». Расскажите, пожалуйста, как проходят репетиции, каким получается спектакль.

— Репетиции идут полным ходом, актёры стараются. Стоит сказать изначально, что спектакль получается (и должен быть) «актёрским», хотя и режиссёрские нотки я активно использую.  Существовать так, как существуют актёры в нашем спектакле, наверное, для того времени, второй половины XIX века,  было несвойственно, но я не могу не  ориентироваться на современного зрителя; с другой стороны, оставляю за собой право на собственное видение Островского. Это очень современный автор.

— Он сейчас безумно популярен, ставится везде, вернулась мода на Островского.

— Да, конечно. А. Н. Островский — великий драматург, но годы советского строя не могли не наложить на него свой отпечаток, от которого нам необходимо очиститься. Все эти накладные бороды, неживые лица… Думаю, нам важнее передать дух пьесы Островского.

Я хочу внести свой вклад, чтобы приблизить его к мировым мэтрам, хотя он им, собственно, и является. Одна из моих целей – оживить Островского, но одновременно спектакль должен существовать в жанре того времени. Задача непростая, но мы справляемся.

— Кто будет занят в спектакле?

— Главную роль Миши Бальзаминова играет Андрей Ефимов, его мать, вдова Бальзаминова – Наталья Гоголева, Сваха —  Наталья Машаткова, кухарку Матрёну играет Людмила Яковлевна Морозова, в остальных ролях заняты О. Коновалов,  П. Галкина, А. Юдина, Н. Митронина, Т. Мисюра.

— Художник этого спектакля – Алексей Киселёв. Как Вам с ним работается?

— Киселёв – сверхталантливый художник, не побоюсь этого слова, очень точно и тонко почувствовал идею.

— А в чём идея?

—  Идея – проблема маленького человека, им крутят, он загнан жизненными обстоятельствами в угол, он идёт до конца, попадает в клетку, которую сам же и создал, своими собственными усилиями. Это клетка, но можно сказать, что клетка золотая, потому что он  стремится к деньгам, а деньги счастья, как правило, не приносят. Это лёгкая комедия, но такой юмор всегда трагичен. Мы не останавливаемся на простой лёгкой комедии, которая, безусловно, будет, но всё же это комедия с горчинкой. Я воспринимаю Островского как драматурга, которому свойственно сострадать своим героям, пусть недалёким, пусть, может быть, наивным, ищущим выгоды. В финале мы акцентируем внимание на трагичность этой истории.  Подробнее рассказывать не буду, пусть сохранится интрига.

Я воспринимаю Островского как друга. Многие в рамках своего восприятия автора боятся нарушить его замысел. На самом деле, я думаю, если бы он был рядом, то он пошёл бы с нами, он согласился бы с нашим прочтением материала в предлагаемых обстоятельствах. Мы используем ту эпоху, но там было всё так же, как и теперь.

 — Человек по большому счёту совершенно не меняется.

— Конечно. Человеческие страсти есть всегда, в любое время и в любую эпоху он остаётся всё тем же.

 — Что скажете об актёрских работах?

— Сейчас поставить какую-то оценку сложно. Некоторые роли идут на сопротивлении, но у нас с актёрами выстроились доверительные отношения. Они добросовестно пытаются меня понять и воплотить в жизнь мои идеи на сцене. Зритель увидит знакомые лица в новых амплуа и в новых образах. Все герои в нашей истории существуют на пределе. Они нервно воспринимают любое событие, особенно Бальзаминов, чьи иглы направлены на внешний мир, а потом он их направляет внутрь себя. Островский очень актуален на сегодняшний день. Люди, стремясь за деньгами, забывают, что придётся мириться с теми препятствиями, которые они сами же себе и создают. Думая, что счастье в деньгах, люди на самом деле глубоко несчастны. Этой историей мы, прежде всего, хотим показать, что всегда нужно оставаться человеком, искать любовь, дружбу, только это по-настоящему важно и дорого. Бальзаминов сам пришёл к этому выбору и виноват только сам.

— Для актёров и публики очень важно посмотреть на нового режиссёра,  спектакль, поставленный «другим» человеком, так же, как и режиссёру важно поработать в незнакомом городе с новыми людьми.

— Абсолютно точно. Это всегда как новый воздух. Я не сплю ночами, мучаюсь, пытаюсь сделать так, чтобы спектакль был ярким, необычным, грустным в конце. Чтобы спектакль понравился зрителю. Вы, может быть, не поверите, но в каждом городе свой зритель, не похожий на других.

— Что из репертуара нашего театра Вы смотрели?

— «Вишнёвый сад», я считаю, что этот спектакль – правильная попытка услышать Чехова. Иногда зрителю непросто оценить какие-то вещи, но есть цель. Важно, чтобы зритель прогрессировал, не «отдыхал» в театре, как это теперь часто происходит, а рос духовно, чтобы после просмотра спектакля у него что-то осталось в душе, чтобы он вышел из театра чуть-чуть другим. «Волки и овцы», в этом спектакле сразу прочитал идею — где волки и где овцы – сразу не понятно, где кто. Люди сложнее плаката, в каждом из нас столько всего намешано, ведь человек – целая вселенная! «Афинские вечера», где в принципе всё сыграно на полутонах, и всё понятно. Здесь позволял материал, пьеса прекрасная. Видел сказку «Царевна – Несмеяна», могу ей поставить высокую оценку, в спектакле найдено достойное  декорационное решение, превосходный юмор в переделанном для сцены тексте.

— Расскажите немного о себе.

— Родился и вырос в Казани. Окончил Казанское театральное училище у мастеров Вадима Кешнера и Юноны Кареевой, это первые педагоги Чулпан Хаматовой, затем учился в Санкт-Петербургской Академии театрального искусства, мастерская народного артиста России С. И. Паршина. Работал в Малом Драматическом театре – Театре Европы у Льва Додина более трёх лет.

— А театром когда заболели?

— В детстве. Мои родители к театру отношения не имеют, а я как-то рано заразился, ещё маленьким мальчиком выходил на сцену в Татарском театре оперы и балета им. Мусы Джалиля, у меня был проходной эпизод, крошечная роль, но она мне дорога и запомнилась на всю жизнь. До сих пор, приходя в театр, не могу скрыть волнения. Ты в зале, гаснет свет, звучит музыка, открывается занавес, а за ним всегда тайна.

 Беседовала Татьяна Троянская Эхо-Москвы в Санкт-Петербурге

comments powered by HyperComments