You are here
Home > Интервью > Самое время для невербального искусства

Самое время для невербального искусства

Валентин Цзин, Алиса Панченко. «Мост»

Недавно в Санкт-Петербурге завершился VII Международный фестиваль танцевального кино «Кинотанец», организованный студией танца «Кэннон Данс», Фондом ПРО АРТЕ и музеем современного искусства «Эрарта». В рамках фестиваля были показаны фильмы российских и зарубежных режиссёров (Франции, Германии, России, Израиля, Швеции, Нидерландов, Финляндии и США). Это были и документальные фильмы о творчестве знаменитых хореографов: Николая Огрызкова, Пины Бауш, Джерома Роббинса, Жана Батиста Люлли; и их знаменитые хореографические постановки, адаптированные для экрана; и премьеры невербальных короткометражных фильмов, рассказанных пластическим и танцевальным языками: «Смертельный удар» Клары ван Гул, «Лабиринт» Понтуса Лидберга, «Орел» Эйно Руутсало, «365 дней — Видеодневник Рейо Кела», собственно, Рейо Кела и другие.

Каждый вечер завершался беседой режиссёров фильмов со зрителями. Открылся фестиваль премьерой фильма «Мост» французских режиссёров T.K. Kim и Pat Marsel. Фильм был создан с актёрами и хореографами Валентином Цзином и Алисой Панченко в Санкт- Петербурге. Этот факт явил собой некоторый лейтмотив к фестивалю, который, по сути, представляет собой творческий симбиоз зарубежных и отечественных творцов. Если задуматься, то и само название «Мост» несёт особую смысловую нагрузку — это мост между хореографическим и кино- искусством.

Фестиваль «Кинотанец» в России единственный в своём роде, созданный с целью популяризировать кинотанец как явление искусства: собрать по всему миру, привезти и показать в рамках одного мероприятия лучшее в данном жанре из того, что есть в настоящий момент.

Кинотанец — явление не новое и довольно распространённое в современном искусстве. Однако при всех искренних стараниях организаторов, нельзя сказать, что этот жанр пользуется большим спросом у российского зрителя, в отличие от западного.

Творческая группа фильма «Мост»

Прокомментировать сложившуюся картину отношения современного российского зрителя с этой формой искусства мы попросили участника фестиваля Валентина Цзина, который также является художественным руководителем и режиссёром Санкт- Петербургского театра семиотики тела Poema-theatre.

Тамара Москвичёва: Валентин, ты, как актёр и режиссёр пластического театра, имеющий опыт работы в «кинотанеце», можешь сказать, насколько сегодня востребованы пластические решения в кино, и вообще, насколько возможна связь кино и танца?

Валентин Цзин: Если говорить о кинотанце как направлении искусства вообще, то в эпоху кризиса драматургии ему самое место. Но если невербальный театр как направление имеет своего постоянного зрителя во всем мире, то с невербальным кино дело обстоит хуже. Я имею ввиду не танцевальное кино, а именно невербальное, которое в большом количестве фигурировало на фестивале. Приучить людей, которые пришли в кинотеатр увидеть историю, а в итоге от них добиваются соавторства по полной программе — это процесс не одноэтапный. Да и самих авторов такого кино не очень много, они в основном ориентированы на фестивальную среду. Поэтому ситуация, на мой взгляд, двоякая — либо активно переходить в зону молчания и искать упорно в этом направлении, либо оставаться оригинальными и иногда использовать невербальные приемы, тем самым ещё раз доказывая слабость сегодняшней драматургии.

 Т. М.: То есть невербальное и танцевальное кино в любом случае подразумевает соавторство зрителя?

 В. Ц.: Невербальное кино предполагает достаточную степень воображения. Актёры обходятся без слов, потому что в данном случае пластический язык существенно богаче речи. А иногда и речь требует совоображения от зрителя не в меньшей степени.

 Т. М.: А почему «слабость»? Почему не может быть такого, что в спектакле или кино просто использованы невербальные приёмы, как художественные составляющие?

 В. Ц.: Я говорю о чистоте стиля. История невербального искусства гораздо более древняя, чем история вербального. И как другие языки, невербальное искусство обладает огромным багажом. Если режиссёр использует несколько языков, способов передачи, то он создает столько же способов восприятия. Я за грамотность!

 Т. М.: В современном театре, как мы уже говорили, распространена тенденция невербальных спектаклей малой формы, как правило, без литературной основы и непременно решённых пластически. То же самое и в кино. Как думаешь, откуда это пошло?

В. Ц.: В России, в Санкт-Петербурге в частности, к сожалению, не распространено направление невербального театра и кино. А это достаточно уверенное направление в Европе. В России практически нет таких театральных компаний, которые могли бы сосредоточенно развивать это направление. А именно — прививать это зрителю, формировать определенную аудиторию. Все компании подобного рода долго не задерживаются здесь и уезжают туда, где это актуально. К сожалению, театральная общественность игнорирует это явление в нашем городе. Я не знаю ни одного случая, когда репертуарный театр взял бы себе в репертуар спектакль невербальной компании, а это могло бы дать сильный толчок.

 Т. М.: А почему театральная общественность это игнорирует? Как получается, что такое творчество не приживается? Зритель не принимает?

В. Ц.: Дело не в зрителе. Между зрителем и театром взаимоотношения интимные. Как только зритель пришел — театр работает непосредственно с ним. Я говорю о том, что зритель проходит мимо, не знает. Он не попробовал другого театра, он на себе не испытал, нужно ли ему действительно это. Проблема в том, что он не информирован. Одна-две компании не могут пропагандировать такое искусство, это процесс, который организует театральная общественность. Вот её интерес слишком низок на сегодня. В этом смысле, фестиваль «Кинотанец» имеет просветительскую функцию, его целью было именно вскрыть и российский потенциал. В этот раз было показано кино, созданное совместно с Россией. «Мост» — это большая победа. Есть надежды, что в следующем году будет ещё больше кинотанца, созданного здесь.

Т. М.: Вы сняли «Мост» и, как было озвучено на творческой встрече, уже работаете над следующей картиной тем же составом…

 В. Ц.: Мы начали новый проект с ними. Также за два дня мы сняли материал для тизера, но чтобы развивать «Мост», все же нужен качественный продакшн. Не очень большие средства нужны, но все же они нужны. Поэтому мы сейчас ищем инвестора на новый проект. Кстати, часть фильма уже была показана в Базеле. У меня на руках есть этот материал. Он чудесный, это совершенно новая стилистика, в эстетику кинотанца вошел и видео-арт.

 Т. М.: А ведь идея снять «Мост» появилась совершенно случайно, да и вообще ваше знакомство с T.K. Kim и Pat Marsel в этом смысле — роковая случайность, которая стала поводом для знакомства и, как оказалось дальше, — совместного творчества. [На творческой встрече режиссёры поведали историю, о том, как, попав в неловкое положение в автобусе, только прибывшие в Россию французские гости, совершенно не зная русского, пытались объясниться с пожилой и строгой кондукторшей, в этом же автобусе ехал Валентин, который помог разобраться. — Т.М.]

 В. Ц.: Да, у нас с Алисой Панченко уже был спектакль «Горячая Терраса». Мы показали видеоотрывок, их потрясла энергия, которая была видна даже через экран ноутбука. На следующий день мы начали съемки. Каждый вечер заканчивался чашкой кофе, за которой обсуждался план на следующий день — история возникала на глазах. Та степень свободы, которой обладают Марсель и Ким, нас затянула ещё глубже. Возник полный контакт между всеми, и мы поняли, что способны творить чудеса нашей группой.

 Т. М.: Свобода? То есть вы с Алисой почувствовали, что европейцы более раскрепощены в творческом плане?

 В. Ц.: Им свойственна своего рода экзальтация, особенно французам! Когда они видят красивого юношу и девушку, им обязательно хочется это запечатлеть, а когда это ещё и танец — тут их энергия удваивается.

 Т. М.: Давай вернёмся к началу разговора: ты говорил, что сейчас, в период кризиса драматургии, самое время для невербального и пластического искусства. Почему?

 В. Ц.: В 20-м веке появилось столько драматургических языков и стилей, что нельзя уже говорить о проблемах мироздания новодрамовским сленгом. Пока герои только матерятся и между делом говорят о жизни и смерти… Это продолжается второй десяток лет. По-моему, хватит.

Беседу вела: Тамара Москвичёва

Фото: Александр Андреев

comments powered by HyperComments
Суворов Максим
2012-10-10 20:10:30
Мне кажется что Чарли Чаплин уже давно все "сказал" в невербальном кино. И вообще в таком способе игры и связи актер (сцена) зритель.