Вы здесь
Главная > Кино > Невыносимая лёгкость бытия

Невыносимая лёгкость бытия

«Милана»/2011/Режиссёр Мадина Мустафина/Россия.

Мадина Мустафина

Наблюдая за миром через объектив собственного Я, мы порой не даём себе даже права помыслить о существовании иного, отличного от привычного нам способа существования. Мы анализируем, судим или даже осуждаем, руководствуясь лишь одной точкой зрения – собственной, лишь одним мироощущением – своим. С одной стороны, как иначе? Искусство как всегда расширяет границы, стирая грани между реальностью и вымыслом. Что такое документальное кино? Переосмысленная и прочувствованная режиссёром, пропущенная сквозь камеру оператора и воспринятая зрителем чья-то реальность, мир, увиденный сквозь замочную скважину.

В рамках фестиваля «Театральное пространство Андрея Могучего», который прошёл в Петербурге с 7-го по 17-е декабря, состоялся мастер-класс кинорежиссёра и сценариста Марины Разбежкиной. Марина Разбежкина — специалист по документальному кино, педагог и преподаватель курса практической документалистики в Москве, считает, что документальное кино сродни театру, причем к театральному искусству оно имеет существенно большее отношение, нежели к иным видам киноматографа. В этой творческой плоскости, по словам театрального режиссера Андрея Могучего, присутствует одинаковая проблематика – поиск художественной подлинности.

Задача режиссера документального кино – из реальной реальности сделать реальность художественную.

Ученица Марины Разбежкиной Мадина Мустафина сняла фильм «Милана», который уже успел получить гран-при «АртДокФеста» и приз «Новой газеты», а также вызвал бурю эмоций при обсуждении. «Милана» — простой фильм о непростой жизни маленькой, но сильной духом девочки, семья которой живет… в кустах. Как рассказывает режиссёр, для того, чтобы снять картину, ей пришлось около трёх недель прожить вместе с семьей Миланы. Фильм снят на обыкновенную ручную камеру (собственно именно так учит работать будущих режиссёров документального кино педагог Марина Разбежкина), удивительно то, что в фильме начисто отсутствует так называемый эффект присутствия режиссёра, подглядывания за чьей-то чужой и в данном случае чуждой зрителю реальностью. Сживаясь с героями, камера становится некоторым связующим звеном между потаённой жизнью Миланы, её родителей и внешним миром – миром нас, зрителей, искренне сочувствующих и сопереживающих.

У картины фактически нет четко прочерченной сюжетной линии, фильм – несколько историй-ситуаций, которые происходят с членами семьи Миланы, ситуаций с одной стороны абсолютно бытовых, с другой – предстающих перед нами с совершенно неожиданного, ошеломляющего ракурса. На вопрос о том, почему именно девочка из семьи бомжей, живущих где-то под Карагандой и кочующих из одной рощи в другую, стала героиней  фильма, Мадина Мустафина отвечает робко: «Так получилось, так совпали обстоятельства, когда я искала сюжет для будущей дипломной работы, у меня было несколько идей, но, приехав домой, в Казахстан, я услышала историю этих людей и поехала с ними знакомиться». А дальше, — дальше действительно сложилось.

Марина Разбежкина и Мадина Мустафина

Что скрывать – в России большинство документалистики, причем самой качественной, снимается именно о маргиналах. Они проникновенны, искренни, в определенном смысле слова чисты перед реальностью. Быть может, им нечего рассказать режиссёру и их интеллектуальный багаж пуст, но именно эта пустота, по-своему животная даже близость к жизни во всех её красках, и является их главным преимуществом. А начинающему режиссёру в данном случае предоставляется ценная возможность снять фильм о чувствах в чистом виде, без примесей.

Что это – когда полутрезвая-полупьяная мать бьёт свою дочь, а та, захлебываясь слезами и рыданиями, пытается успокоить её наивными детскими обещаниями: «Хорошо, мамочка, я, правда, больше никогда не буду», судорожно хватает её крепкие разбушевавшиеся руки, тщетно пытается утихомирить, поймав момент спокойствия, умиротворенно гладит, но на неё снова и снова один за другим сыпятся удары — неоправданная жестокость ополоумевшего родителя или отчаянно честное и обострённое до предела выражение любви? «Здесь есть правда», — утверждает на обсуждении фильма Мадина Мустафина. Но здесь же рождается извечный вопрос о предназначении искусства и той, еле уловимой грани между жизнью и вымыслом, о праве художника (кстати сказать, это понятие совершенно чуждо педагогу Марине Разбежкиной, она убеждена в том, что его использование режиссёром по отношению к себе возвышает его над его же героями) её стирать. Каждый решает для себя сам.

В фильме Мадины Мустафиной есть одна особенность  — так получилось, что Милана настоящая маленькая актриса – темпераментная, энергичная, хваткая, остро чувствующая, в некоторые моменты она сама выстраивает сюжет – за счёт ее поступков в фильме возникает драматизм. В самом начале картины Милана приводит в «дом» свою новую подружку – обычную девочку из благополучной семьи, которая, естественно, оказывается шокирована увиденным, и именно это её состояние – по-настоящему откровенное – выставляет напоказ всю незатейливую жизнь семьи из кустов. Здесь же и обнажаются раны детской Миланиной души – на вопрос о том, почему кукла всего лишь одна и то неодетая, ответа нет – ответом – одна только озлобленность, потом обида, уход в себя. Ей комфортно в этой заполненной бытовыми заботами и утехами вечно похмельной жизни родителей. В её внутреннем мире крепко-накрепко сплелись радость и боль. Каждый день её жизни настолько отличен от дней других детей её возраста, что, кажется, пропасть, которая всё растёт и растёт, уже не перешагнуть. Днем чумазая и растрёпанная девочка носится за птицами и собаками, а вечером буквально вытаскивает из петли пьяную мать, наблюдает за дебошем отца и его друзей-алкоголиков.

Режиссёр Андрей Могучий выступает на обсуждении фильма "Милана"

Жизнь в объективе камеры Мадины Мустафиной лёгкая и страшная, страшная именно в своей простоте и легкости.  Родители – то пьяные, то похмельные – поддаются каким-то почти животным инстинктам, их поступки жестоки, бессмысленны, порой почти беспощадны.  Но эта тупая бытовая беспощадность чередуется с безумно смешными комическими моментами. От нечего делать мать с дочерью рядят собаку Люську в детскую одежду и красят ей когти малиновым лаком , а вот мать с отцом устраивают Милане настоящий летний душ: девочку, стоящую на подставке из пенопласта, обливают водой из пластиковой бутылки. Моменты единения, душевной близости, доверия, они подчас до отвращения прозрачны. О чём мыслят эти люди, чему отдают подсознательный приоритет: осознанному разумному желанию или неоформленному природному инстинкту?

О чём фильм? О любви. О любви девочки к матери, и о её ответном чувстве – огрубевшем, охрипшем, почти уже беспомощном.

После съёмок фильма, Мадина Мустафина подружилась с Миланой. Вопросы о том, нужна ли девочке помощь и пафосное: как её можно спасти, конечно прозвучали на первом обсуждении «Миланы». Мадина Мустафина отвечает: «Вы можете помочь словом, это очень важно, пишите письма Милане на milana-film@mail.ru, я обязательно их передам».

Ирина Токмакова

 

comments powered by HyperComments