You are here
Home > Кино > Взгляните на «Берлин, которого больше нет»

Взгляните на «Берлин, которого больше нет»

В центре культуры «Красное знамя» 28-го и 29-го октября пройдут два кинопоказа, открывающие программу «Берлин: три эпохи одного города», которую представляет кинопроект «FILMFORUM ТУР» в Петербурге.

Два фильма будут показаны под общим заглавием: «Берлин, которого больше нет». Два фильма, один под знаменем искусства, другой – свободы. Два фильма, описывающие один день из жизни города, который ещё не знал ни о фашистской диктатуре, ни о второй мировой войне.

«Берлин. Симфония большого города» — фильм Вальтера Руттмана, режиссера, который к 1927-му году (год выхода картины на экран) успел закрепить за собой славу сторонника «абсолютного фильма» — понятия, которое сам же и вывел и о нем же писал: «Оно возникло следующим образом. После того, как я в течение нескольких лет — будучи в оппозиции по отношению ко всей кинопродукции — производил такие фильмы, которые называли «абстрактными», потому что они не имели «сюжета» и были построены исключительно на движении, динамике и ритме, после того, как я благодаря этому приобрел в кинопромышленности славу сумасшедшего, я решил, что пора объединить вокруг себя всех тех, кто, как и я, пришел к выводу, что фильм — это нечто иное и нечто большее, чем сфотографированный театр».

Simphony

После восторженных бдений над всевозможными анимационными опусами, которые освобождали бы кинематографический экран от шелухи побочных искусств, Руттман пришел-таки в кино.

«Берлин. Симфония большого города» основывается на документальном материале, который мастерски и любовно собирается в сложную конструкцию города-фильма, города-симфонии. Ритм монтажа, способ совмещения планов и композиций кадра создают в фильме общий пластический узор: танец электричек, человеческих лиц и мостовой; торжественные марши горизонталей и диагоналей; Бергсоновскую прыть круга и перспектив.

Берлин в фильме не просто единый механизм, система движущихся элементов и форм, Берлин – идеальный механизм, приведенный в движение искусством.

«Люди в воскресенье» — кино совсем иного толка, кино умудренных радостью молодых людей, которые на свой лад противостоят искусственности и вялому флеру отживающей свой век мелодрамы. Курт и Роберт Сьодмаки, Фред Циннеман и Эдгар Г. Ульмер, Билли Уайлдер, Ойген Шюфтан – вот то непритязательное ощущение праздника, которое возникает уже на вступительных титрах. А потом, и актеры в фильме не актеры (непрофессионалы, играющие в кинокартине героев с собственными именами). А потом, и игровая картина вовсе не игровая (жизнерадостные пляжные сцены, выполненные в документальной эстетике). И сцены такие  живые и деликатные, и улицы такие бодрые и умиротворенные, и поцелуи такие потаенные и нежные. И камера раскрепощена как само дыхание солнечным воскресным днем.

Voskresenje

«Люди в воскресенья» — последний немецкий немой фильм. Так говорит история. А ещё она говорит: не будет больше в Берлине смеющихся планов, шумных движений камеры и звонких взглядов и мизансцен. Берлин будет учиться говорить, плясать под авторскую музыку и исполнять авторские песни. Камера заново будет обучаться движению. А ещё не будет больше в Берлине смеющихся Сьодмаков, Уайлера и Циннемана. Они останутся в том Берлине, которого больше нет.

Ирина Марголина

comments powered by HyperComments