You are here
Home > Около > Городская самоидентификация

Городская самоидентификация

Третий ежегодный фестиваль «Петербургский текст»: «Литературные урочища». 1-4 октября.

Сто лет Петербургскому хулиганству
Сто лет Петербургскому хулиганству

Уже третий год в нашем городе проводится фестиваль «Петербургский текст», в рамках которого прошлое улиц, разошедшихся в разные стороны от Невы, оживает и напоминает о себе. Само понятие «Петербургский текст» ввел в науку Владимир Николаевич Топоров, впервые так серьезно заговоривший о нашем городе как о сверхнасыщенной реальности, уже неотделимой от сферы мифологического и символического.

Нам по наследству достался город, который пережил миллионы людей, который вместил в себя истории их жизней и их переживаний. Каждая площадь, обагренная кровью расстрелянных,  — обагрена ею навеки. История со дня основания города писала на полотне Петербурга свой текст –набрасывала причудливые узоры переплетающихся человеческих судеб. Попробуйте вообразить Сенную площадь без образа мрачного человека в поношенном пальто, идущего «на пробу», неужели вы никогда не видели, как от Мрачного всадника в ужасе отшатывается Евгений, а на Адмиралтейской набережной горят в ночи окна дворца, где на своем первом балу кружится в вальсе Наташа Ростова? Только мельчайшие осколки прошлого (точнее как раз самые значительные его вехи) остались на улицах и домах нашего города по сей день, как напоминания, мемориальные таблички. Не зря в латинском и русском языках есть слово «памятник», образованное от корня «память». «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» — так переводил Александр Сергеевич Пушкин Горация, так вновь произносил он ту же мысль для своих соотечественников. Каждый человек может помнить прошлое выборочно, пространство Петербурга предоставляет себя новым поколениям почти чистыми страницами, готовыми к новым записям. Всё прошлое Петербурга – это особый текст, который никогда не удастся составить в единое целое и прочитать, но усилиями многих людей отдельные главы из жизни прошедших веков записываются в летописи, к которым мы можем обратиться сегодня. Это и история зданий, и история их жильцов, и маршруты знаменитых литературных персонажей, это городской фольклор, предания, поверия, — это всё то, что происходило в нашем городе, и всё то, что происходит и будет происходить каждую секунду. Это как параллельная реальность, о существовании которой мы можем либо знать, либо не иметь ни малейшего представления. Какая разница? Исследователь петербургского фольклора Наум Синдаловский отвечает: «Если просто – жизнь становится богаче, роскошнее, каждый день наполняется дополнительными смыслами».

Поприсчин и окрестности петербургского текста
Поприщин и окрестности петербургского текста

В рамках последнего фестиваля, прошедшего осенью в нашем городе, историки, филологи, культурологи и другие люди научных кругов говорили о так называемых «урочищах» — особых местах Петербурга, обладающих своей историей. Вспоминали поэтов Серебряного века, героев Лермонтова, Достоевского и Пушкина, спорили о роли богемы Петербурга, индустриальном и поэтическом прошлом нашего города, его запахах и звуках. За четыре дня участники фестиваля читали лекции, отвечали на вопросы, представляли свои новые работы, проводили конференции, организовывали кинопоказы и перфомансы, выявляли лучших знатоков Петербургского текста среди студентов.

Текст нашего города, требующий так много других текстов для его понимания, включающий в себя прошлое и то, что могло бы стать реальностью Петербурга – например, неосуществленные архитектурные проекты, как замыслы писателя перед итоговым вариантом романа. Мы не можем не учитывать первоначальные наброски идеи автора. Мы не можем быть уверенными, что знаем свое настоящее, если не имеем представления о нашем прошлом.

Диктует ли город наше настоящее, или мы создаем его только самостоятельно? Уже десять лет в Петербурге существует своя мода, сейчас активно проходят несколько дефиле в год на разных площадках города. Если у Петербурга есть свой фольклор, своя история, своя литература, свои предания, своя поэзия, памятные места, своя мода и свои жители, свои звуки и свои запахи, свои традиции и свои реки, свое прошлое, настоящее и будущее – не должны ли мы знать об этом? Наш город – живой организм, и Петербургский текст – его душа. В этом был уверен В. Н. Топоров и всегда писал подсказанный им термин с большой буквы.

Елена Калошина

comments powered by HyperComments