You are here
Home > Кино > Мутации современного человека

Мутации современного человека

Международный Фестиваль Актуальной Анимации и Медиа-искусства  LINOLEUM. Киноцентр «Родина». 20-22 мая 2011.

Актуальная анимация сегодня, в том виде, в каком она была представлена на фестивале LINOLEUM, шокирующе неоднородна, агрессивна и амбициозна как в способах воздействия, так и в своём смысловом наполнении. В фильмах очевидно стремление к философскому обобщению. К концептуализации, а не к нюансировке. К концентрации на меньшем отрезке времени большого количества посланий-концептов, посланий-символов, развёртывание которых принципиально бесконечно. Анимацию едва ли волнует человеческое, её волнует сверх-, над- и околочеловеческое.

В очередной раз подтвердилось, что анимация, в отличие от других видов кино, полностью подконтрольна своему создателю. Возможности же аниматора, в свою очередь, практически не ограничены ничем, кроме как пределами авторской фантазии. Именно эта безграничная свобода позволяет порождать одновременно самые прекрасные иллюзии и шокирующую социальную критику, абстрактные умозрительные метафоры и конкретные документальные зарисовки.

В результате многие работы – развернутые метафоры с предельно обобщенными концептами природы как гармоничного начала и человека – как дисгармоничного. Подобная аксиома, несмотря на малую информативность для современного зрителя, подарила анимации множество новаторских формальных решений, как то: анимированное граффити итальянской команды BLU («Большой взрыв») или медитативные абстракции Жинман Кима («Субстанция»).

В контексте изначального родства анимации с волшебной сказкой, притчей, особый интерес обретает процесс, столь часто встречающийся в фестивальной программе, что его вполне можно принять за тенденцию: «зооморфизация» человека в противовес традиционному антропоморфизму животных. В общем виде тенденцию можно обозначить как страсть к изучению мутаций современного человека и их источников. Фильмы Филиппа Грамматикопулоcа («Животы»), Сигне Баумане («Сердце ветеринара»), Жинман Кима («Субстанция»), Стивена Ирвина («Путешествие чёрной собаки» и др.), а в особенности «Скотский уголок» Жеонг Мин-жи  в разной степени, но неизменно содержат вопрос: «Что есть человеческое, а что животное?»

Филипп Грамматикопулос "Животы"
Филипп Грамматикопулос "Животы"

«Животы» Грамматикопулоcа − индустриальная утопия с кафкианскими превращениями, которые рифмуются с последними достижениями генной инженерии.  Неотличимые друг от друга клоны-горожане поедают унифицированные трансгенные продукты (гигантских улиток). Но по сути сами являются таким же продуктом и своевременно закономерно оказываются на тарелке.

Рост корпораций приводит к обесцениванию индивидуального. Рост запросов потребителя  − к слепому потворству этим запросам. Следствие − процесс утраты человеческого и нивелирование ценности человеческой жизни, уважения к виду. В результате человек низведен до уровня товара, скотины («Скотский уголок»), продукта («Животы»).

Особняком стоят работы англичанина Стивена Ирвина. Миниатюры о насилии и его истоках интересны не столько своей содержательной стороной, сколько неповторимостью и уникальностью техники. «Путешествие чёрной собаки» рисует предельно абстрактный, но при этом шокирующий круговорот насилия в мире, через жизнеописание. Мультфильм представляет новую форму нарратива: гипнотическое бесконечное повторение всех фрагментов.  Все эпизоды, начиная с первого, раз появившись на экране, остаются на своем месте до завершения всей истории. Они не сменяются следующими, а дополняются ими. Пространство и время не текучи и последовательны, но непрерывно расширяются, разрастаются как снежный ком. В результате зритель в финальной точке видит всю историю, со всеми её одновременно протекающими миникульминациями, которые придают ей неповторимую эмоциональность и объём.

Все прочие его работы – поиски новых способов развёртывания сюжета на экране, многие из которых не имеют аналогов в кино и анимации. Не вошедшая в фестивальную программу последняя работа «Horse Glue» − пример одновременного развёртывания двух не связанных между собой историй в рамках одного изображения без деления пространства и полиэкранности.

Ни в одном из его персонажей, будь то собачка с трудной судьбой, роботы-разрушители, их создатели, либо простые обыватели, не присутствует человеческое и что более того – индивидуальное. На поверхности объяснениями для насилия представлены причины-штампы: тяжёлое детство, разлагающее действие телевидения. На деле же, это лишь игра с массовыми шаблонами, раскрывающая реальные причины: не способность чувствовать, анализировать предлагаемые ответы и видеть их несостоятельность, автоматизм мышления. Но ирония создателя тут безгранична, его герои, проявляющие человеческие эмоции, пополняют чудовищную статистику самоубийц и приводят целый город к гибели. Вот она версия современной Помпеи. Человек так сильно меняет среду своего обитания, что процесс этих изменений выходит из-под контроля, лишает личность опоры и места в мире.

В целом лучшие образцы современной анимации пытаются более или менее успешно балансировать между провокацией с шоковыми приемами социальной критики и притчевыми, сказочными картинами идеального гармоничного мироустройства. И столь сильный контраст одновременно и уравновешивает, и подчеркивает акценты.

Анастасия Сенченко

comments powered by HyperComments
Stankevich
2011-06-09 13:07:32
Отличная статья!