You are here
Home > Театр > Игорь Растеряев: о работе над ролью и разновидностях современного воспитания

Игорь Растеряев: о работе над ролью и разновидностях современного воспитания

8-го мая, накануне Дня Победы, в театре «Буфф» будет показан спектакль по одноименному сценарию Булата Окуджавы и Владимира Мотыля «Женя, Женечка и “катюша”».

Год назад художественный руководитель театра, фронтовик и ветеран Великой Отечественной войны Исаак Штокбант поставил спектакль про войну при участии студентов Санкт-Петербургской академии театрального искусства. Идея была такова: молодые актёры играют для молодежи, которая знает о войне только по рассказам и кинофильмам. Мы попросили одного из актёров, Игоря Растеряева, исполняющего в спектакле роль Захара Косых и завоевавшего популярность среди интернет пользователей своими песнями «Комбайнёры» и «Ромашки», рассказать о процессе работы над ролью и о том, насколько, по его мнению, военная тематика близка современной молодёжи.

Игорь Растеряев: … Первым делом я IMG_3573выучил слова, ибо выученный текст есть первый шаг к Золотой маске (смеется). Потом с Вячеславом Варкиным мы разбирали всю пьесу, чтобы понять, что же собственно происходит между героями. Параллельно старались искать характер и характерность. Характерность — это внешние «прихваты» человека, его походка, жесты, слова, манеры. Характер — это способ думать. Я, как кузнец Федор Грай из рассказа Шукшина, играю исключительно простых людей. Проще говоря, алкашей и дворников. И такая вроде бы благодатная почва для творчества может стать болотом, если ты перестанешь искать в этих обыкновенных и, казалось бы, похожих друг на друга персонажах  разные характеры и разную характерность. Ведь очень легко, используя одно только природное обаяние (краснеет), ходить по сцене и говорить смешной текст, оставаясь при этом органичным и убедительным. Я против такого метода. На спектакль придут люди, которые заплатят за билеты, и мне будет стыдно, если я стану просто играть самого себя. Это не работа, а халтура. Тем более, что все мои персонажи имеют со мной очень мало общего.

Для меня поиск образа Захара ведется до сих пор. В процессе репетиций меня кидало из крайности в крайность. Вплоть до того, что, когда я побрил голову, у Захара появились какие-то зэковские замашки. Сейчас я склоняюсь к другой версии. Вся история Захара — это история бедного, ничего не видавшего в жизни парня, очень благодарного за то, что его взяли в армию. Дома на лесозаготовках — нищета, трудодни, голод. В армии, да ещё в элитных войсках, он оказался сыт, хорошо одет, в окружении интересных людей. Поэтому он очень доволен и благодарен жизни. И ему не хочется отставать от окружающих, хочется быть с ними наравне, и поэтому он постоянно делится всем тем, что знает: наивными и даже примитивными рассказами о своей жизни, — и они кажутся ему самому интересными, даже захватывающими, ибо ничего другого в мирной жизни он не знал.

На эту мысль меня натолкнула книга, которую написали одноклассники моего отца. Все они воспитывались в школе-интернате (это было как раз после войны), а на каникулы ездили домой. Тогда государство помогало многодетным семьям выживать. Я прочитал эти рассказы. Все они лучатся благодарностью интернату. Слёзы наворачиваются, когда читаешь, как мальчик в тринадцать лет впервые лег спать на простыне, попробовал масло, и это ему так понравилось, что через пятьдесят лет он написал об этом книгу. И история Захара – это история человека, настолько изголодавшегося по обычной жизни и нормальному человеческому отношению, что он готов не жалеть себя в работе и боях, только чтобы обрести желанное. Как-то так я вижу своего героя. По крайней мере, на сегодняшний день.

Что касается восприятия спектакля современной молодежью, то, думаю, она вполне может проникнуться переживаниями наших героев, принять ту или иную сторону, симпатизировать или не симпатизировать им. Но ждать того, что молодое поколение кинется после спектакля читать архивы о Второй мировой войне, выучит биографию маршала Жукова и ощутит вдруг небывалый патриотизм, не нужно.

Им совершенно невозможно быть такими в силу того, что со времен Великой Отечественной войны прошло уже достаточное количество лет. И то, что они не знают, кто такой Ленин и Сталин, не вызывает у меня никакого ужаса. Мы же ничего не знаем даже про Гражданскую войну, не говоря о войне с Наполеоном. Мы знаем только несколько имен и фактов, которые являются в большинстве своём мифами, — и это считается нормальным даже среди образованных людей. И сколько бы спектаклей ни показывалось молодежи, сколько бы георгиевских ленточек ни раздавалось у метро, — всё равно это будет в лучшем случае информационное воспитание, а для того, чтобы эти события стали частью тебя, необходимо воспитание эмоциональное. А получить эмоциональное воспитание можно только общаясь каждый день с непосредственными участниками той войны. Я, например, рос в полнейшей уверенности, что я самый богатый и обеспеченный мальчик в мире, потому что рядом со мной бок о бок жили бабушка и прабабушка, которые во времена своего детства питались столярным клеем и грузили мешки в блокадном Ленинграде. Они варили мне каждый день кашу и без конца рассказывали, как мне повезло. И поэтому мне бесполезно давать ленточки и показывать  сериалы про войну — её образ сидит во мне с детства, как и у каждого из моих ровесников. У современной молодежи этого общения не было и не могло быть по определению. И требовать от неё чего-либо не нужно.

С другой стороны, понятен интерес к этой теме со стороны телевидения и СМИ. Дело в том, что Великая Отечественная война является на сегодняшний день единственным духовным оружием в руках власти, неприкосновенным священным козырем, с помощью которого можно объединить российский народ и, так сказать, сплотить его, чтобы в случае чего легче было направлять людей и управлять массовым сознанием. И в этом плане сейчас наиболее благоприятная ситуация. Осталось очень мало непосредственных участников тех событий, поэтому можно снимать что угодно, писать что угодно, можно играть в благотворительность с жильём  и тем самым поднимать себе рейтинг: траты невелики, а похвально.

Я надеюсь, что спектакль получился не военным. Про войну писал Виктор Астафьев. А у нас — трогательная история любви, которая способна прорастать в любых обстоятельствах. Всё-таки День Победы — это праздник. А в праздник надо не загружать людей рассказами из истории, а радоваться.

Материал подготовила Анна Соколова

Фото: Александр Балабаш

ОКОЛОтематические статьи, рекомендуемые к прочтению:

Виктория Манасевич «Во всех возможных смыслах новый»

comments powered by HyperComments
Nikita
2011-04-29 21:38:16
А теперь каверзный вопрос: почему на сайте оказалась статья, самым странным образом копирующая интервью с И.Растеряевым (газета "Мистерия-Буфф" (№20 апрель-май 2011)? Различия в тексте, конечно есть. Но они соооовсем несущественны. Как так?
Ирина Токмакова
2011-04-30 02:17:46
Никита, я думаю, это вопрос к автору. Предлагаю задать его совместными усилиями. С удовольствием услышу ответ: почему один и тот же материал отправляется параллельно в несколько изданий?
Nikita
2011-04-30 08:16:05
Ирина, вопрос-то не к модератом сайта, а именно к автору.
Автор
2011-05-03 23:58:30
Отвечаю жаждущим услашать ответ: произошло недоразумение. впредь не повторится. Однако, приятно, что посетители сайта столь читающие люди, что даже могут отслеживать историю жизни одного текста))Приятно.